«Если б снова начать…»

Разного рода юбилеи и круглые даты всегда служат нам для определённого подведения итогов и взгляда в будущее. И чем больше позади прожитых лет, тем интереснее для нас человек. Но сегодня необычность ситуации заключается в том, что интервьюируемый – тоже журналист, имя которого часто появляется на страницах нашей газеты. Это заведующий общественным корпунктом газеты «Детройт Экспресс» в российском Санкт-Петербурге, Заслуженный работник культуры России, член Международной федерации журналистов Борис Салов, перешагнувший совсем недавно своё 70-летие.

 – Борис Васильевич, сознайтесь, наверное, непривычно находиться в роли интервьюируемого?

– Да, признаюсь, когда увидел перед своим лицом ваш диктофон, даже растерялся, и такое ощущение, что все слова, какие знал, забыл… Почему же такое внимание к моей персоне, которая из себя ничего выдающегося не представляет?!

– Ну, не надо скромничать – мы о вас кое-что знаем. О ваших заслугах в самых разных ипостасях говорят разные награды. Например, знак ЦК ВЛКСМ «Трудовая доблесть» за работу в студенческих строительных отрядах в 70-е годы: восемь выездов в ССО Ленобласти, Мурманска, Татарии, Абхазии, Туруханска в качестве комиссара и командира – это не шутка! Или «Золотая медаль» Всероссийского выставочного центра в Москве за работу в 90-е годы главным редактором толстого научного журнала «Инновации», когда даже само слово «инновация» очень мало кто знал. И в том, что сегодня это слово у всех на слуху, несомненно, есть и ваша заслуга. Или серебряная медаль имени академика А.Н. Крылова за участие в организации международных научных конференций по судостроению. Или орден «За заслуги в морской деятельности», к которому Вы были представлены в родной питерской «Корабелке» и Морском собрании Санкт-Петербурга за многолетнюю работу редактором вузовской газеты с немного архаичным названием «За кадры верфям» и очень большую общественную работу по организации дальних яхтенных и шлюпочных походов, в которых студенты получали хорошую морскую практику. Я уж не говорю о вашем профессиональном достижении – ордене «За заслуги перед журналистским сообществом»…

– Да, что было – то было, от прожитого и пережитого не отмахнёшься и не отвертишься. Могу Вас уверить, что чем бы я в своей жизни ни занимался, никогда не стремился ни к каким наградам, а делал всё, прежде всего, для пользы обществу и, конечно, для собственного удовольствия… Надеюсь, мы не будем только «перемывать кости» моим наградам – основная тема разговора как-то определена?

– Однозначно тему разговора я не определял. Посмотрел ваши публикации в «Детройт Экспресс», чтобы сориентироваться. Но они настолько разноплановы, что вычленить какую-то одну тему невозможно. Поговорим просто «за жизнь», как получится. Перевалив на восьмой десяток, вам, конечно, есть что вспомнить о событиях прошедших десятилетий. Но, может быть, сначала немного о ваших предках? Как говорится, «из каких вы будете»?

– Это, кстати, в советское время для членов нашей семьи был не самый приятный вопрос. Вы сейчас поймёте, почему. Но начать могу аж «из глубины веков». Самый далёкий из известных предков по отцу – Михайло Сало жил во второй половине 17-го века. Откуда он был выходцем – неизвестно, но семейное предание гласит, что он разбойничал на Волге с атаманом Степаном Разиным. Отошёл от вольницы задолго до её разгрома, потому уцелел при тотальной казни стенькиных сотоварищей, осел на Дону, женился, завёл хозяйство.

Другой – Фома Сало – в составе Донского казачьего корпуса войскового атамана Матвея Платова в 1812 году, во время Бородинского сражения, участвовал в рейде по тылам наполеоновской армии, а зимой гнал из России французов, бил их под Лейпцигом, а через год зело гулял в Париже…

Прадед – Данила Сало был призван на государеву службу в Петербург, где при регистрации в жандармском управлении ему ошибочно был выписан паспорт с фамилией Салов. Жандармский чиновник переделывать не захотел, и фамилия осталась навсегда. Участвовал в русско-турецкой войне 1877-78 годов, потом стал священником, открыл в станице Морозовской церковно-приходскую школу.

В этот же период времени известно о прадеде по матери – Марке Глущенко, который тоже воевал с турками, а после, получив в наследство мельницу, стал уважаемым в южной провинции человеком – мельником.

Дедушка Жора (Георгий Маркович Глущенко) – рано осиротел, поэтому никаких сведений о своих предках, кроме отца, не знал и детям передать не смог. В армии выучился на машиниста паровоза и всю жизнь водил поезда по югу Российской империи от Ташкента до Одессы. В 1907 году жена – Анастасия Родионовна родила ему дочь, которую назвали – Мария (в южном просторечии Мура).

Дед по отцу – Иван Данилович Салов был в станице Морозовской Ростовской губернии уважаемым куренным атаманом («батька» казачьего хутора, в звании – сотник). Имел два «Георгия» и другие медали за подвиги в Первой Мировой войне. В 1930 году, когда пошло гонение на казаков, был раскулачен. Все остальные крепкие, зажиточные казаки были отправлены с семьями в Сибирь, в глухой и безлюдный Туруханский край – многие из них умерли или в дороге, или так и не сумев приспособиться к жизни в гиблых болотистых местах. А за деда Ивана заступился станичный сход, который подал прошение начальнику губернской ЧК и секретарю Губкома партии. Деда с семьёй оставили в станице, но отобрали всё, до последней тряпки, сделав бедняками.

Отец – Василий Иванович родился в станице Морозовской в 1902 году. Окончил церковно-приходскую школу. Во время Гражданской войны, волей судьбы, оказался на пути армии Нестора Махно и даже вынужден был служить у него почти год штабным писарем. При первой возможности отец от махновцев сбежал и пристал к Первой конной армии Семёна Будённого. После Гражданской войны окончил в Ростове-на-Дону командирские курсы РККА, в 1927 году женился на симпатичной девице Муре Глущенко, вместе с ней уехал в Ленинград и поступил в Военно-Медицинскую Академию. В 1930 году, после раскулачивания деда Ивана, отца, как «сына врага народа», отчислили с третьего курса ВМА без права поступления в любой вуз. Единственное место, куда он смог устроиться на работу десятником (нечто среднее между бригадиром и прорабом), был трест «Ленводоканалстрой», где работа была грязная, народ работал, в основном, приезжий, деревенский, грамотных не было вообще… После участия в Финской и Великой Отечественной войнах, будучи при ранениях, медалях и партбилете, он быстро дорос до заместителя управляющего треста, а впоследствии стал начальником УНР-303 треста «Спецстрой» Главленинградстроя.

Мне довелось родиться в первый послевоенный год и, конечно, я мог знать (а скорее – не знать) о предыдущей истории семьи только от моих родителей. Будучи ещё первоклашкой я, бывало, приставал с расспросами – про их довоенную жизнь, про войну и блокаду, про деда Ивана – то к матери, то к отцу, но они старались перевести моё внимание и вопросы в другое русло. Лишь иногда я замечал, как поздним тёмным вечером они затихают у окна и напряжённо всматриваются в щель слегка раздвинутых портьер, когда во двор нашего огромного дома въезжал фургон «чёрный ворон». Потом следовал облегчённый выдох – «не к нам!» – и портьера задёргивалась…

Больше всего подробностей о моих предках мне рассказала жившая в Ростове моя тётя – Нина Георгиевна, мамина сестра. Она-то и объяснила, почему мне отец запрещал говорить в школе, что наша семья из донских казаков. Могу рассказывать подробно о многих приключениях всех моих близких и дальних родственников, но… («Похоже, Остапа понесло», — улыбнулся про себя Штирлиц). В общем, если вкратце, то вот такая моя родословная.

По которой можно написать авантюрно-героический исторический роман в нескольких частях. Ведь так?

– Причём, отдельную обширную часть заняла бы только богатая опасными военными приключениями в трёх войнах жизнь моего отца. Честно признаюсь, что такая мыслишка – о написании романа – у меня давно в голове бродит. Даже потихоньку собираю материалы: по событиям разинского времени; по действиям казаков в Отечественной войне 1812 года, в российско-турецких войнах, в Первой Мировой, в Гражданской и Великой Отечественной войнах , но… текучка заедает – всё время отнимает работа над газетными материалами и над книгами, которые нужны многим другим людям – моим друзьям и коллегам, о реальных событиях нашего времени.

– Чувствую, что о времени советской власти у вас осталось далеко не самое лучшее мнение. Или я не прав?

– Подобный вопрос журналисту выглядит несколько провокационно. Ведь, если я начну выдавать всю накопившуюся у меня информацию с комментариями, то… Прожитая жизнь и опыт предков подсказывают известную народную мудрость:

Товарищ, знай, пройдёт она –

Так называемая гласность,

И вот тогда госбезопасность

Припомнит наши имена!

Но, это, конечно, шутка. А если говорить серьёзно, то наше советское прошлое –

тема для отдельного большого разговора. Тем не менее, могу сказать, что у каждого человека воспоминания о жизни в СССР и её оценка – свои. Я предпочитаю всегда оценивать прожитое двояко – взвешивая плюсы и минусы. Во всяком случае, к явным плюсам могу отнести то, что именно в советское время бесплатно получил два высших образования: инженера-кораблестроителя и журналиста. В вузовских спартакиадах «рубился» в бадминтон, волейбол и баскетбол, а в яхт-клубе «Корабелки» бесплатно занимался парусным и гребным спортом. Имея спортивную квалификацию яхтенного рулевого 2 класса, ходил в составе экипажа крейсерской яхты «Улисс» по Балтике, Ладожскому и Онежскому озёрам, Белому и Баренцеву морям в места, куда без плавсредства вовек не добраться. А в качестве командира шестивёсельного военно-морского яла, в составе шлюпочного отряда студентов-корабелов, прошёл древним маршрутом «из варяг в греки» (Ленинград-Смоленск-Киев-Одесса) по Днепру и Чёрному морю. В последние годы меня больше стало тянуть в небо – к полётам на парасэйле (парашютном парусе). О всяких раздражавших меня советских «минусах» говорить сегодня не хочется.

– Хорошо, оставим прошлое в покое и перейдём к сегодняшней беспокойной журналистике. Мне интересно знать ваше профессиональное мнение о коллегах-журналистах, которые поддерживают либеральное течение в России?

– Это Вы так мягко назвали тех, кто в своих публикациях яростно демонизируют Россию? Я удивляюсь долготерпению российской власти, если не назвать это откровенным потаканием либерал-оппозиционерам. Мне известно только 36 оппозиционных СМИ (наверняка, их ещё больше), из которых – 17 печатных изданий, три радиостанции, пять телеканалов и 11 интернет-изданий. Ведь такое количество в стране оппозиционных СМИ – уму непостижимо! И они ещё трубят о «кремлёвской цензуре» и зажиме критики в России!

Не воспринимаю всерьёз журналистов-оппозиционеров, огульно охаивающих российскую действительность и выискивающих любую – микроскопическую, но как бы негативную информацию, чтобы очернить даже самые удачные проводимые в стране мероприятия. Это явные враги России, а значит и доверия к их публикациям не может быть никакого. Иногда в своих инсинуациях доходят до полнейшего бреда: и Гагарин у них в космос не летал, и ракеты на военных парадах возят деревянные… Заметьте, что их критика всегда неконструктивна – только поливают грязью действия властей, но никогда ничего конкретного не предлагают и не желают встречаться для делового разговора. Им главное – «раскачать лодку», организовать народное возмущение и получить за это соответствующий гонорар от «заказчиков».

Критика не должна быть похожей на базарную ругань. Я считаю, что журналисты должны находить и показывать власти проблемные места, и помогать эти проблемы устранять. Я, например, всегда, когда готовил критические материалы, старался найти и использовать в тексте мнения и советы авторитетных специалистов, чтобы критика была не только острой, но и полезной.

Особенно недоумеваю, читая злобные, напитанные антироссийским ядом комментарии к текущим событиям журналистов, уехавших на постоянное жительство за тридевять земель. Ну, какое им теперь дело до России?! Или им, чтобы их полюбила новая родина, надо без конца охаивать старую?

– Но ведь есть темы, к которым трудно быть безразличным, где бы ты ни находился. Например, та же Украина, отобранный у неё Крым…

– Вы меня опять провоцируете на дискуссию, тема которой не в моей компетенции – я не политолог и не журналист-международник, не обладаю всей необходимой информацией. Могу рассуждать только с позиции рядового обывателя, получающего информацию из СМИ и частного общения с друзьями. Кстати, у меня есть очень давние друзья-корабелы, живущие в Севастополе и Феодосии. И та, и другая семья просто захлёбываются от счастливого восторга по поводу их спасения от возможного геноцида, уже обещанного им в своё время вояками «Правого сектора». Помнят, какой подъём был у крымчан при проведении референдума о независимости. Они рады также, что за прошедшие два с половиной года видны перемены к лучшему в экономике Крыма, в жизни простых людей, а также видна перспектива дальнейшего улучшения.

И есть семья корабелов, живущая в Николаеве, в которой жена русская, а муж – еврей. Работы нет, жить не на что, развязная шпана на улице постоянно задирается и грозит расправой «москальско-жидовской семейке». Для них каждый выход в магазин за продуктами сопряжён с риском просто не вернуться домой. Рады бы уехать к родственникам в Россию, но это тоже невозможно – не выпускают. Да и денег на поездку нет, а продать квартиру в Николаеве – дело почти нереальное. Психическое состояние на грани клинического срыва.

Вот такие у меня для вас жизненные примеры без комментариев. Дарение политого кровью российских солдат и матросов Крыма Украине – это всего лишь личный барско-волюнтаристский широкий жест Никиты Хрущёва, которого в этом не поддерживал российский народ и за который его можно только судить. И, надеюсь, такое осуждение когда-нибудь получит юридическое оформление. Печально, что в этом вопросе США и страны Западной Европы заняли позицию давления на Россию.

Кстати, а разве сами США когда-то не так же получили независимость? Они разве спрашивали согласие на это у короля и парламента Англии? Нет, они просто опубликовали Декларацию о независимости, после чего король объявил их мятежниками, и американским «сепаратистам» долгих семь лет пришлось защищать своё решение с оружием в руках. Разве в Крыму и в восточной Украине это не так?

– Может быть, такое впечатление у наших западных партнёров сложилось от того, что президент Путин ведёт довольно агрессивную политику по отношению к странам Европы?

– Хорошо, я согласен немного поговорить на эту, действительно, больную тему. Но давайте, как говорят в народе, отделим «котлеты от мух». То есть, раз уж прозвучало это имя, то сначала о Путине, а потом о большой политике.

В ряде средств массовой информации Западной Европы, да и в СМИ российской либеральной оппозиции, сквозит огромная ненависть к президенту Путину. Он для командования НАТО хуже, чем Хуссейн, Каддафи и Асад вместе взятые, просто исчадие Ада. Как говорят в Одессе, хуже, чем компот из хрена. Что бы ни произошло в мире негативного, обязательно обвиняют российского президента:

За окошком дождь и град –

Это Путин виноват!

Шторм, цунами, наводненье –

Это Путин, без сомненья!

Но, заметьте, никто не отваживается назвать нам фамилию альтернативного претендента на роль президента, которого мы могли бы рассмотреть и за которого могли бы проголосовать. Нет такого! Это значит, что противникам Путина наплевать, кто будет потом, главное – свалить успешно действующего президента.

Попробую оценить данную персону объективно и начну с авторитетного источника. Социологическая служба солидного британского агентства YouGov составила рейтинг людей, которыми восхищаются во всем мире. Среди сорока участников списка только один россиянин, это – Владимир Путин. Он занял в рейтинге шестую строчку. А журнал Forbes в этом году опять назвал Путина самым влиятельным политиком.

Моя личная характеристика Путина – это единственный правитель послевоенной России, за которого мне не стыдно! А за мою жизнь я живьём и по телевизору видел и слышал их девять: немногословного диктатора И.В.Сталина, хитрого приспособленца Г.М. Маленкова, невежественного дурака и хама Н.С.Хрущёва, малоподвижного и косноязычного Л.И.Брежнева, жёсткого силовика и интригана Ю.В. Андропова, трусливого и нерешительного К.У. Черненко, словоохотливого М.С. Горбачёва, необузданного параноика Б.Н. Ельцина, безликого Д.А.Медведева. С Владимиром Путиным мне довелось пару раз встречаться 20 лет назад, ещё во время его работы в Смольном. Уже тогда он вызывал у меня симпатию своей непохожестью на других чиновников.

Президент В.В. Путин, после всех предыдущих, это – Личность. Он всегда в ровном деловом настроении, тщателен во всём, аккуратен, дисциплинирован, рассудителен, способен к самокритике, верен данным обещаниям и надёжен. Мне нравится его чёткая, грамотная, аргументированная речь. Среди отрицательных черт характера можно было бы выделить определённый формализм, жёсткость, чрезмерную требовательность. Но именно такой президент нам и нужен. Владимир Путин производит впечатление честного человека, а то, что он служил в КГБ, для избирателей вовсе не минус, а большой плюс – легко узнает, кто проворовался, у кого «рыльце в пуху»… Это не значит, что он не совершал и не совершит в будущем каких-то нечестных, непорядочных поступков. Люди пока ещё не боги и совершают ошибки. Важно, как сам человек оценивает свои поступки. Если Путин смог продержаться у власти столько лет и продолжает пользоваться авторитетом у народа, то вряд ли он не тот, кто может править нашей огромной многонациональной страной. Вспомните, из какой глубокой кризисной ямы стал вытаскивать страну Путин, став Президентом. И как ему противодействовала в этом олигархическая ельцинская рать, заполонившая в 90-е годы все регионы Российской Федерации. По сию пору остатки этой «рати» дают себя знать, всячески тормозя и саботируя указы Президента на местах. И всё равно, объективность свидетельствует, что при Путине Россия находится в довольно стабильном состоянии с небольшим поступательным движением в своём развитии.

– Не ожидал от Вас услышать такой эмоциональный «гимн» своему Президенту.

– Вот видите, значит, не зря встретились, что-то новое о моих пристрастиях узнали.

Теперь о политике. Напомню одну из формулировок: политика – это концентрированное выражение экономики. А война – это (по определению прусского генерала Карла фон Клаузевица) продолжение политики другими – насильственными средствами. То есть связка «экономика-политика-война» постоянна во все времена. Никогда армии не сходятся на поле брани и воины не рискуют своими жизнями просто так, ради спортивного интереса. За войной всегда стоит возможная экономическая выгода тех, кто развязал вооружённый конфликт, это – аксиома.

Теперь по поводу истерии об угрозе российской агрессии странам Западной Европы. За последние два века на Россию нападали армии: Англии, Франции, Германии, США, Канады, Австрии, Италии, Испании, Норвегии, Венгрии, Греции, Польши, Чехословакии, Румынии, Турции, Финляндии, Японии и даже далёкой Австралии (в составе английских экспедиционных сил на Севере России и в Закавказье)… Пока насчитал восемнадцать, наверняка, кого-то упустил… Их всех привлекали российские земли и природные богатства Каспийского региона, Урала и Сибири. Теперь попробуйте вспомнить, в какие годы российская армия вторгалась на территории Англии, США, Канады, Франции, Германии..?

– …

– Задумались? Хорошо, поставлю вопрос по-другому: просто назовите то, что помните – на кого из них сама нападала Россия в последние два века?!

– Ну-у, совершенно точно, это Турция, Финляндия, Польша, Афганистан в 1979 году…

– Ну-ну, давайте, двигайтесь на запад дальше по списку? Что, трудно ещё вспомнить? Вот то-то и оно! Так объясните мне, почему сейчас больше всех о возможной российской агрессии кричат страны НАТО? Ладно, я сам отвечу. Ведь они прекрасно знают, что нам от них ничего не нужно. Любое завоевание, даже небольшого прибалтийского государства, даст России только большую головную боль в виде миллионов новых едоков, новых партизан «лесных братьев» и огромных расходов на восстановление разрушенного хозяйства. Но зато, этот шум вокруг российской угрозы позволяет натовским генералам вытягивать из своих правительств новые миллиарды долларов и евро на новые вооружения и военные игры, на которых эти миллиарды легко можно отмывать, набивать карманы и очень хорошо жить. Война – это всегда преступление, которое тщательно готовится. Как говорят, криминалисты: «Ищите, кому выгодно».

Всё то, что я уже сказал, это первый аргумент. А вторым аргументом является сравнение двух цифр: 650 и 5. Это количество зарубежных военных баз только США и России. В настоящее время в Дальнем Зарубежье у России функционирует только одна объединённая российская база в Сирии – это пункт обеспечения российского ВМФ в Тартусе и аэродром Хмаймим. Действуют небольшие базы в Абхазии, Южной Осетии и Киргизии. Готовится к расконсервации старая база советского ВМФ в Камрани (Вьетнам).

У стран НАТО почти семьсот(!) военных баз по всему миру. Причём, более тридцати из них – это плотным строем базы в Азербайджане, Грузии, Турции, Греции, Болгарии, Албании, Боснии, Македонии, Хорватии, Румынии, Венгрии, Чехии, Польше, Литве, Латвии, Эстонии, Норвегии. Сейчас в Европе больше военных баз, чем в пик холодной войны. Всё это очень напоминает подготовку к прыжку по всей длине юго-западной и западной российской границы. Ситуация, как в 1941 году, даже хуже. И у кого-то хватает фантазии и наглости, при такой дислокации натовских войск, говорить о российской военной угрозе! Если так, то что – в правительстве России одни самоубийцы собрались?

Меня нисколько не удивляет демагогия так называемого «цивилизованного мира», который, одобряя кровавые игры «террор – антитеррор», утвердил ставку на силу, как стратегию мирового «развития». И пропагандистское обеспечение налицо – цивилизованные мыслители «научно» убеждают человечество в безальтернативности и естественности «столкновения наций и культур» ввиду оскудения ресурсов Земли. Вы, конечно, помните высказывания некоторых западных политиков насчет того, что российская Сибирь со всеми её богатствами должна принадлежать всему миру. Естественное продолжение этой мысли: «Если Россия не захочет отдать Сибирь добровольно, надо её заставить силой оружия, а потом захваченную территорию поделить». То есть, это прямой призыв к войне!

Поэтому, чтобы не повторился 1941 год, российскому руководству не надо обращать внимание на истошные вопли натовской пропаганды, а спокойно, методично укреплять свои вооруженные силы и проводить военные и антитеррористические учения в приграничных районах своей государственной территории.

– Раз Вы упомянули о терроре, то могли бы как-то прокомментировать участившиеся террористические акты последнего времени и проблему беженцев, заполонивших Европу?

– То есть, опять о международной политике? Ну, ладно, об этом, конечно, надо сказать. Не удивляйтесь резкости моих суждений, но эта чрезвычайная ситуация в Европе (частью которой является и Россия) заставляет быть предельно прямолинейным.

Так вот, я считаю, что это не беженцы – это завоеватели! Да-да, идёт самая настоящая война совершенно новыми методами. Наступление удивительно хорошо спланировано. Разве Вы не заметили, как одновременно – с координацией из какого-то центра – хлынула лавина «беженцев» сразу из Сирии, Ливана, Ливии, Ирака, Афганистана, Египта, Нигерии,Туниса… Их в Европе уже несколько миллионов. Но главное, на что надо обратить внимание, что почти 70% – это молодые и неженатые мужчины-мусульмане. Когда эти миллионы знойных, любвеобильных мужчин переженятся на европейских девушках, как думаете, какой веры будут их многочисленные дети? Правильно! Вы уже поняли, что через 20-30 лет вся Европа станет мусульманской, с соответствующими общественными нравами. Белым европейцам останется только бежать или в Америку, или… в Россию.

Да и Америке, боюсь, за океаном не спрятаться. Ведь ещё не тронулись в путь миллионы жителей голодной центральной Африки. Когда они к этому будут готовы, Европа уже будет для них закрыта, и они на всех возможных плавсредствах будут форсировать Атлантику – брать приступом американский берег. Тем более, что им, наверняка, поможет туда проникнуть и осесть афроамериканская диаспора. И США «почернеют» стремительно. Ну и, конечно, в этой огромной массе «беженцев» есть очень много хорошо подготовленных боевиков террористических организаций…

– Однако ужасную картину Вы нарисовали! И какой, по-вашему, может быть выход из этой трагической ситуации?

– Прежде всего, Брюсселю надо перестать по надуманным поводам «бодаться» с Москвой, а перенацелить все могучие силы НАТО на борьбу с этой «иммигрантской чумой», несущей Европе гибель. Сейчас Вы, наверняка, обвините меня в приверженности нацистской бесчеловечности, но в этих военных условиях могу предложить европейцам только один, когда-то уже опробованный германцами метод – полное и прочное закрытие границ, срочное создание для беженцев концлагерей с вышками, часовыми и колючей проволокой (чтобы обеспечить изоляцию их от местных жителей), фильтрацию и планомерный вывоз эшелонами и теплоходами в страны прежнего жительства. Конечно, этим странам надо помочь посевным материалом, сельхозтехникой и агротехнологиями, чтобы они могли сами прокормить своё население. А отфильтрованных от основной массы беженцев террористов безжалостно уничтожать…

– Ну, Вы, мне кажется, слишком суровы!

Не я суров, а сама сегодняшняя жизнь и военная обстановка суровы. Европейцам нельзя, подобно страусам, прятать голову в песок и делать вид, что ничего не происходит, а наоборот, всем дружно подняться и дать отпор. Напомню, что президент Путин уже не раз предлагал странам Запада объединить усилия в борьбе с международным терроризмом, и воспользоваться опытом, накопленным российскими спецслужбами. Но… его не хотят слышать. А Европа в угаре показной толерантности, к сожалению, просто прогибается под своих «захватчиков» и большой вопрос, сможет ли сама что-то изменить в ходе этой неожиданной и необычной войны. Скажем прямо: какое бы прилагательное ни поставить перед словом «война» – холодная, горячая, гибридная, тайная, необъявленная и тому подобное, определяющее слово здесь – война. Без кавычек, приставок, лукавых уточнений…

– М-да! Какой-то очень непраздничный у нас получается разговор. Хотя, я очень рад, что Вы высказались по затронутым актуальным темам. Не могу также не оценить ваш патриотический настрой.

– Да какой там настрой..! Вот поведение российских спортсменов на Олимпиаде в Рио –   это, действительно, патриотический настрой! Какая нужна была сила духа и любовь к Родине, чтобы при таком тотальном и жёстком психологическом давлении бороться и побеждать. Ведь в таком усечённом составе выйти на четвёртое место среди более чем двухсот команд – это, в полном смысле, команда-победительница Олимпиады!

И раз уж мы сегодня говорили о журналистах, то не могу не высказать своего презрения в адрес мерзопакостных щелкопёров из германской газеты «Бильд», которые, в своей жгучей ненависти и зависти, опубликовали итоговую таблицу Олимпиады, выбросив из неё российскую сборную. Мол, хотим, чтобы этой сборной команды не было, значит, её не будет. Им, наверняка, хотелось бы и всю Россию стереть с карты мира. Им бы надо сначала спросить тех своих отцов и дедов, которые уцелели после Второй Мировой войны. Те им рассказали бы, что когда-то тоже хотели, чтобы Советского Союза не было… Результат известен.

А что до меня, то надеюсь, что моё отношение к патриотизму не выглядит как та патриотика, которую некоторые остряки диагностируют как «клинический патриотизм головного мозга»?

– Нет, ваш взвешенный аргументированный патриотизм вызывает уважение. Вы часто бываете в США. Что можете сказать об этой стране?

– Что можно сказать о США? Предпочитаю придерживаться народной поговорки: «В чужом доме не будь приметлив, а будь приветлив». Как гость и турист, могу очень много хорошего сказать о тех местах, где мне довелось побывать, и о тех всемирно известных достопримечательностях, которые посчастливилось увидеть. Устройства государства и жизненного уклада страны я просто хорошо не знаю, поэтому не берусь ни о чём судить. Из газет и телеканалов знаю о захлёстывающей некоторые штаты серьёзной проблеме – расовых волнениях и неконтролируемом применении оружия. Уверен, что новый президент, особенно, если это будет мужчина, прошедший суровую школу большого бизнеса, сможет решить эту трудную проблему.

Мои знакомые американцы и русские иммигранты, живущие давно в США, выглядят вполне довольными и успешными людьми. Но, пользуясь случаем, хочу поддержать одного из ваших авторов-читателей, который возмущался беспардонным поведением некоторых русских иммигрантов, которые, получая все возможные блага от приютившей их Америки, в то же время позволяют себе хаять законы этой страны и громко ностальгировать по жизни в России. Я тоже считаю, что надо иметь совесть и быть элементарно благодарным стране, протянувшей вам руку помощи. Вы сами приехали сюда, это ваш добровольный выбор, поэтому, если ошиблись, поддались чьим-то уговорам или слишком поторопились с таким судьбоносным решением, ругайте только себя.

– Вы перевалили через 70-летний возрастной рубеж, а газета русского Детройта в эти дни отмечает всего лишь два года своего существования. Что Вы, как мэтр журналистики, могли бы пожелать газете «Детройт Экспресс» и её внештатному активу?

– Газете, конечно, быть интересной, читаемой, популярной… То есть – настоящей «визитной карточкой» русского Детройта! А что касается штатных и общественных корреспондентов, то им надо помнить одно английское изреченье: «Если ошибки врача скрывает земля, а ошибки судьи – тюрьма, то об ошибках журналиста узнаёт весь мир».

Писать историю современности журналист может, лишь выступая, как разведчик нового, исследователь жизни и вместе с тем её художник. Только если чувствуешь в себе эти способности, стоит идти в журналисты, если нет – лучше оставаться хорошим работником на своём рабочем месте и… продолжать сотрудничать с редакцией газеты на общественных началах. Что касается меня, то моим девизом были и остаются строчки из известной советской песни:

«…Трое суток шагать, трое суток не спать,

Ради нескольких строчек в газете:

Если б снова начать, я бы выбрал опять

Бесконечные хлопоты эти!»

– Спасибо за содержательную беседу! И раз уж Вы так философски сформулировали журналистское кредо, позвольте ещё один «простенький» вопросик – на засыпку: В чём, по-вашему, смысл жизни?

– Об этом очень просто и лучше всех, по-моему, сказал Омар Хайям:

Кто понял жизнь, тот больше не спешит.

Смакует каждый миг и наблюдает –

Как спит ребёнок, молится старик,

Как дождь идёт, и как снежинка тает…

Я же, глядя со своих жизненных позиций, добавил бы – «Смысл жизни ещё и в том, чтобы наполнять жизнь смыслом».