ШАБАШ «ФЕВРАЛИСТОВ»

1917 и 1991 – трагическая связь смутных времён

Существует определённая алгоритмика Смут, которой подчинялось историческое развитие России в течение веков, после вхождения государственности Руси в цикл Смуты первый раз в 988 году. И крупные революционные потрясения сопровождали переход из одной фазы полного цикла развития смуты к другой: 988, 1325, 1612, 1917, 1991.

И можно провести несколько интересных аналогий и параллелей. В нашей статье рассмотрим аналогию 1917 и 1991 годов, которая достаточно очевидна, хотя и не является, естественно, полной, поскольку эти рубиконы относятся к разным фазам полного цикла развития смуты на Руси.

В ХХ веке внутриполитические события в России дважды радикальным образом оказали воздействие на весь мир. Первый раз это произошло в 1917 году, когда вторая за год революция в России разделила международное сообщество на две противоборствующие идеологические полусферы – капиталистическую и социалистическую. Второй раз – в 1991-м, когда государственный переворот в Москве привёл к развалу СССР, что практически вернуло идеологическую парадигму мира к началу ХХ столетия, но поставило новые вопросы и открыло новые перспективы.

1917 – крах Российской державы, известной как Российская империя, 1991 – крах России, как великой державы, известной как Советский Союз. События и того, и другого времени обозначили резкую смену направления движения нашей страны. Здесь же укажем кратко разницу в фазах развития смуты.

Первая фаза

  • Государственность ориентирована на решение общецивилизационных задач и, соответственно, она является общенародной.
  • Далее государственность «элитаризуется» и перестаёт быть общецивилизационной и соответственно – общенародной.
  • «Элита», обособившись от народа, утрачивает способность управлять и склоняется к измене народам цивилизации. Ищет готовые рецепты решения своей задачи (сохранение «элитарного» статуса и воспроизводство его в последующих поколениях своих кланов) за рубежом.
  • В конечном итоге «элита» затевает смуту (отчасти сдуру, не предвидя последствий, а отчасти из эгоизма, игнорируя предстоящие бедствия), обрушивает общецивилизационную государственность и создаёт свою государственность.

Вторая фаза

  • Государственность ориентирована уже на удовлетворение в режиме «прямо сейчас» эгоистичных потребностей «элиты» за счёт окружающей среды, к которой «элита» относит и народ, и природу.
  • Поскольку обособившаяся от народа «элита» – дура, то её государственность и общество под её властью обречены на застой и отставание в развитии.
  • Неизбежно приходит к краху.

Несмотря на всю схожесть 1917 и 1991 годов, они радикально отличаются тем, что после 1917 года началась первая фаза полного цикла смуты, а после 1991 года – вторая фаза. Но обо всём по порядку.

Основные параллели между событиями 1917 и 1991 годов

1991-й, как и 1917-й – переломные, трагические годы в истории России. Собственно сами сценарии развития событий в 1917 и 1991 годах во многом схожи. В августе 1917-го корниловским мятежом в очередной раз решалась судьба бывшей Российской Империи. В августе 1991-го путчем ГКЧП решалась судьба созданной на её обломках трудами целых поколений Советской Империи.

  • Если в начале 1917 года центральное правительство, олицетворяющее собой, во многом, старый режим, сохраняет очень существенное влияние, к концу года оно теряет всякую дееспособность. Власть переходит от умеренных реформаторов к сторонникам наиболее радикальных и немедленных преобразований (которыми в 1917 были троцкисты в союзе с большевиками, а в 1991 году – либералы, составившие правительство Гайдара, со своей «шоковой терапией»).
  • Люди, стремящиеся сохранить великую державу, организуют мятеж, который проваливается (летом 1917-го это был мятеж генерала Корнилова, а летом 1991-го – путч ГКПЧ). Функции управления государством берут на себя параллельные структуры, которые ранее были созданы для того, чтобы представлять власть на местах (в 1917 – советы, в 1991 – те же местные советы, органы власти городов и автономных республик, мэрии и республиканские парламенты).
  • Окончательный демонтаж старых институтов был проведён без участия населения страны и вопреки его воле (в 1991-м было Беловежское соглашение, которое подписали три человека, и объявили о нём, как о свершившемся факте, проигнорировав при этом результаты референдума о сохранении Союза, а в январе 1918-го большевики распустили Учредительное собрание вскоре после его избрания).

Но здесь необходимо пояснить, что предвестником событий октября 1917 года был февральский переворот.

Февральский переворот 1917 года

События февраля 1917 года не были революцией. По форме это был государственный переворот, организованный самой буржуазной «элитой» (точно так же переворот 1991 года – это государственный переворот, организованный самой номенклатурной партократией). Документальные источники убедительно свидетельствуют о том, что в течение 1916 – начале 1917 годов ни в Петрограде, ни в Москве не было ни одной сколько-нибудь серьёзной революционной организации. Революционное подполье было дезорганизовано арестами, страдало от нехватки денег и ограничивалось распространением листовок или легальными формами борьбы. Ещё более нелепым представляется утверждение, что Февральский переворот стал следствием «стихийного выступления масс».

Сегодня, на примере целого ряда «бархатных» и «цветных» революций, становится особенно очевидно, что никакой государственный переворот, никакая революция – не могут происходить стихийно, сами по себе. Для этого всегда требуется мощная внутренняя организация, влиятельные сторонники и, самое главное, большое количество денег. В Петрограде в феврале 1917 года на улицы вышли не «голодные, доведённые до отчаяния обездоленные массы», а организованные вооружёнными боевиками толпы мобилизованных рабочих, горожан и уголовного элемента.

В отличие от других воюющих государств Россия не знала не только голода, но даже продовольственных карточек. Анализ открытых и обнародованных архивных источников убедительно показывает, что в феврале 1917 года в Петрограде был даже переизбыток продуктов питания. Но завоз, например, хлеба в булочные был полностью блокирован организаторами переворота (как это напоминает искусственный дефицит продовольственных товаров в конце 80-х – начале 90-х в СССР).

Февральский переворот долгие годы готовили представители думской либеральной оппозиции и представители крупного капитала. Помощь заговорщикам оказали некоторые генералы верховного командования. Но расторопнее всех оказались совсем иные силы – революционное крыло Думы (А.Ф. Керенский, Н.С. Чхеидзе, Н.В. Некрасов), которые использовали в своих целях и думцев, и промышленников, и генерал-адъютантов Ставки, предавших своего царя.

О том, что творилось в Петрограде в февральские дни, подробно описал в своих воспоминаниях начальник Петроградского охранного отделения генерал К.И. Глобачёв: «…Те зверства, которые совершались взбунтовавшейся чернью в февральские дни по отношению к чинам полиции, корпуса жандармов и даже строевых офицеров, не поддаются описанию». Все эти расправы осуществлялись при полном одобрении и по указке «министра юстиции» А.Ф. Керенского.

Не будем забывать, что термин «враг народа» появился не в 1937-м, а в феврале-марте 1917-го. Ввели этот термин всё те же Керенский и его подручные.

Предательство и отступничество охватили все слои русского общества: генералы спешили содрать с себя царские вензеля и надеть красные банты (как это напоминает демонстративное сжигание партбилетов государственными чиновниками в 1991 году), поэты и писатели – скорее воспеть новую «свободную» власть «свободной» России, крестьянство предвкушало передел земли, рабочие – свободу от фабрикантов. Святейший Синод в своём послании фактически выразил поддержку свершившегося переворота. Все хотели освободиться от царской власти. Но о том, какая должна быть власть новая, никто не думал. В результате через несколько дней власть исчезла вообще: нелегитимное Временное правительство меньше чем за месяц сломало все законные властные институты: исказило судебную систему, упразднило полицию, контрразведку, дезорганизовало армию… Была упразднена и Государственная Дума, именем которой был совершён переворот.

Таким образом, Россия рухнула не в октябре, а в феврале 1917 года. Нужно понять, что Временное правительство было группой марионеток Запада, а не собранием патриотов России. Сегодня они обязательно ходили бы в американское посольство, а тогда, в 1917 году, они ходили в посольство Великобритании, о чём российские спецслужбы докладывали Николаю II. Он тогда не предпринял против них никаких мер и поплатился за это.

Керенский лично 14-го сентября 1917 года провозгласил Россию республикой, совершив тем самым окончательную узурпацию власти и установив собственную диктатуру. Эта диктатура свидетельствовала о полном беззаконии совершённого в феврале 1917 года переворота.

И в феврале 1917-го, и в августе 1991-го Россия стала разменной картой политиканов, которые называют себя либералами. Однако настоящий либерализм вовсе не предусматривает обязательной ненависти к своей собственной стране. Либералы бывают разные. Английские, французские, немецкие либералы двух последних столетий немедленно оставляли свой либерализм, как только их родине угрожала опасность. Так же поступали и многие русские либералы, добровольцами уходившие на войну с Турцией за освобождение Балкан, русско-японскую и Первую мировую войны.

Те же, кто стремился и стремится к захвату власти любой ценой, кто готов жертвовать судьбами Родины во имя своей собственной гордыни – должны по праву называться «февралистами».

В 1917 и 1991 году Россия была разрушена не в результате военного поражения, а в результате предательства. И если предательская роль Горбачёва сегодня очевидна для большинства наших сограждан, то деяния иуд из Временного правительства до сих пор не получили заслуженной оценки в полной мере. А сегодня их идейные наследники снова рвутся к власти. Рвутся к власти, разжигая страсти и эмоции. Как в феврале 1917-го…

События в августе 1917-го и 1991-го

В августе 1917-го в очередной раз решалась судьба бывшей Российской Империи. В августе 1991-го решалась судьба созданной на её обломках трудами целых поколений Советской Империи. Кому-то эта «империя зла» была ненавистна. Кто-то до сих пор вздыхает о ней с доброй ностальгией, припоминая декларации о социальных благах и гарантиях. Кто-то, в своём стремлении возродить патриотизм и национальную гордость, вспоминает подвиги «белых» героев, кто-то – «красных», а кто-то сожалеет о былой мощи необъятной страны Советов…

Ещё в 1991 году многим гражданам, знакомым с событиями отечественной истории, ситуация августовского путча слишком напомнила ситуацию корниловского мятежа 1917 года. В те августовские дни, в похожих условиях развала и распродажи великой державы, «силовик» и любимец армии генерал Лавр Корнилов решился противопоставить политической вседозволенности власть имущих надежду народа на возвращение к порядку и законности. Это была попытка, продиктованная не разумом, а чем-то другим. Корниловское выступление, как и акция ГКЧП, не имело ни продуманного плана, ни чётко поставленной перед собой цели – свергнуть законную власть.

Лавр Георгиевич Корнилов готов был «договориться» с правительством Керенского, если бы оно выполнило требования патриотически настроенной военной верхушки. Эти требования разделяла большая часть консервативного лагеря, желающего предотвратить дальнейший развал страны Керенским и его заграничными «подельниками». Однако председатель Временного правительства сам пошёл на политическую провокацию. Он объявил Корнилова – революционного генерала, который арестовывал царскую семью и собирался защищать Временное правительство от посягательств большевиков – врагом революции и «мятежником».

В 1991 году президент РСФСР Б.Н. Ельцин и Верховный Совет РСФСР, а впоследствии и законное руководство СССР (президент СССР Михаил Горбачёв и Верховный Совет СССР) тоже квалифицировали действия «силовиков» из ГКЧП как государственный переворот, то есть фактически объявили вчерашних своих соратников и сослуживцев «мятежниками».

Принято считать, что действия ГКЧП были вызваны намерением правительства РСФСР подписать новый союзный договор, упраздняющий существование Союза Советских Социалистических Республик. Подписание договора РСФСР о новом союзе с представителями Белорусской, Украинской, Казахской и Узбекской ССР было назначено на 20 августа. Остальные будущие «компоненты» содружества в течение пяти встреч, вплоть до 22 октября 1991 года, должны были к нему присоединиться. Президент РСФСР Б.Н. Ельцин настаивал на скорейшем подписании договора, невзирая на результаты Всесоюзного референдума. Референдум 17 марта 1991 года показал, что более 76% населения страны проголосовало за сохранение СССР.

Кого же в данной ситуации было более правомерно называть «мятежником», идущим против воли народа?..

Со стороны простого обывателя, получающего информацию с экранов телевизоров и страниц печати, всё действо так называемого «путча» уже в те августовские дни 1991 года выглядело, как заранее написанный сценарий телевизионного реалити-шоу: «Лебединое озеро» и танкисты, мирно жующие мороженое на люках своих БТР; соревнование ГКЧП и Ельцина в том, кто кого скорее объявит «мятежником»; революционная толпа на баррикадах; танки, не сделавшие ни одного выстрела, но неосторожно ставшие причиной гибели троих последних героев Советского Союза…

По данному сценарию Б.Н. Ельцин и те силы, которые стояли за ним, должны были обыграть всех. Кому это было выгодно в 1991 году – мы постепенно узнаём, благодаря рассекреченным архивным материалам, размещённым в Интернете, и благодаря которым можем реально говорить о тех силах, которые и в 1917 году на самом деле поддержали свержение царского правительства.

Неправомерные действия Временного правительства в августе 1917 года в гораздо большей мере способствовали эскалации последующего насилия и развязыванию гражданской войны, нежели октябрьский захват власти союзом троцкистов и большевиков. Именно правительство Керенского, засадив военную верхушку армии в Быховскую тюрьму, и выпустив на свободу Троцкого, позволило создать две противоборствующие силы, которые впоследствии схлестнулись в безжалостном поединке.

В 1991 году роль безвольного Временного правительства – ставленника иностранного капитала – отводилась правительству Горбачёва, а роль прогрессивных сил (т.е. союза троцкистов и большевиков) – Ельцину, на долю ГКЧП остался проигравший генерал Корнилов…

К счастью, вопреки прогнозам и историческим ассоциациям, дальнейшего кровавого противостояния не произошло. После «августовского путча» 1991 года, как и после корниловского выступления 1917-го, страна, можно было бы подумать, стояла на грани раскола и гражданской войны. Однако в «постреволюционный» период 1991-1993 годов ни в бывшем Советском Союзе, ни в новой «капиталистической» России не нашлось ни одной сколько-нибудь организованной силы, способной возглавить противостояние и втянуть в конфликт основную массу народонаселения. Выборы 1996 года, когда Зюганов, фактически, отдал победу Ельцину, это подтвердили. В отличие от года 1918-го, основная масса ни в 1991, ни в 1993 годах так и не поняла, за что и зачем ей воевать.

Если говорить о расколе общества и скрытой «гражданской войне», о которой и по сей день не умолкают оппозиционные СМИ, то её последствия, возможно, уже сказались и ещё скажутся на будущем всего постсоветского пространства. Хотелось бы надеяться, что они не будут столь трагичны и необратимы, как казалось в 1991 году…

Почему сегодня, спустя четверть века, мы вновь склонны проводить исторические параллели между событиями августа 1917 и августа 1991 годов? Может быть, потому, что до сих пор многое в них остаётся неясным и непонятным простому обывателю. По-прежнему нет однозначного мнения о месте и роли противостояния ГКЧП и Б.Н. Ельцина в истории новой России. Нет и чёткой уверенности в том, что это противостояние состоялось именно так, как мы привыкли его воспринимать, однажды поверив в разыгранное перед всей страной телевизионное шоу.

Во времена Керенского, к счастью, ещё не было телевидения, но ненависть к «новому Бонапарту» и «могильщику революции» Корнилову, тем не менее, превзошла всякие границы. Чего стоит только глумление над трупом уже убитого военачальника в Екатеринодаре весной 1918 года! Никому из «гэкачепистов» – ни министру внутренних дел Пуго, ни маршалу Ахрамееву такое не приснилось бы и в страшном сне…

Сходства и Принципиальные отличия 1991 от 1917

1918 – 1920 и 1992 – 1993 – период нестабильности и революционных преобразований, в течение которого союз троцкистов и большевиков побеждает в гражданской войне, проводят национализацию, а Ельцин расстреливает Верховный Совет, проводит либерализацию и приватизацию, суть которых сводится к смене хозяев собственности и денежных средств.

И троцкисты с большевиками, и либералы начинали под схожими лозунгами – Россия является забитой и отсталой державой, в чём вина прежнего режима, Россия угнетала другие народы, чему нужно положить конец, России требуется срочная модернизация и обращение к передовому европейскому опыту…

1920-е годы (НЭП) соответствует периоду «ельцинизма»: на дворе «оттепель» и относительная свобода, наиболее одиозные, космополитичные фигуры оттесняются от власти (такие, как Гайдар, Троцкий и им подобные). Страной правит некоторый круг лиц (бывшие соратники Ленина или ельцинская «семья», круг приближённых олигархов – «семибанкирщина»). Но есть и серьёзные отличия.

Большевики, действуя до некоторых пор в связке с троцкистами (не забываем также и о безыдейных бюрократах) в своих действиях опирались на широкие слои народа, на массы и проводили политику, которая преследовала обеспечение интересов масс и страны в целом, поскольку алгоритмика смуты выдвигает на первые роли тех, кто решает общецивилизационные задачи. А вот у либералов в 1990-е их социальной базой была немногочисленная группа «новых русских», и реформы были нацелены не на решение общецивилизационных задач, а в угоду проведения в жизнь принципа: «Взяли власть – гуляй всласть!», в результате чего реформы либералов стали разрушительными для страны в целом и для большинства её населения.

Реформы же троцкистов в союзе с большевиками, нацеленные на решение общецивилизационных задач, в целом были весьма успешны, в 20-е годы с подачи большевиков были осуществлены глобальные кампании по борьбе с неграмотностью (ликбез), беспризорностью, реализована программа электрификации России (ГОЭЛРО), была проведена экономическая реформа (НЭП), позволившая к 1929 году достичь довоенного уровня производства, страна двинулась в погоню за развитыми странами Запада в научно-технической сфере, выйдя по многим показателям на второе, а кое-где и на первое место в мире.

А вот в 90-е результаты реформ были прямо противоположны – падение уровня образования, полный упадок профтехучилищ, в школы перестают поступать средства не только на учебные пособия и оборудование, но и на ремонт. Учёных и преподавателей вузов реформаторы своими реформами чуть ли не силой выгоняют торговать на рынке и за рубеж, платя нищенскую зарплату и не давая денег на исследования.

В 90-е резко падает уровень промышленного производства, особенно страдает от него то самое производство товаров народного потребления, развитие которого выдвигалось в качестве первоочередной цели реформ – если производство в нефтедобыче к 1996 году упало всего лишь на 30%, то в лёгкой промышленности – на 95%, то есть в 20 раз!

В 20-е годы реформы проводились народом, ненавидевшим «элиту» («буржуев»), а в 90-е – «элитой», ненавидевшей народ («совков» и «быдло»), причём своей цели (повышения собственного благосостояния за счёт разграбления общенародной собственности) эта «элита», естественно, достигла.

Старый проект в 1917 году был разрушен, и Россию мог спасти только новый проект. Его и дали большевики. Большевиков часто обвиняют в том, что именно они уничтожили «старую Россию», но это неверно. Российскую империю убили «февралисты». В «пятую колонну» входили: часть генералитета, высшие сановники, банкиры, промышленники, представители либерально-демократических партий, многие из которых были членами масонских лож, большая часть интеллигенции, ненавидевшей российскую «тюрьму народов». В целом большая часть «элиты» России своими руками и разрушила империю. Именно эти люди и убили «старую Россию».

Большевики в этот период были маргиналами, фактически находились на обочине политической жизни. Но они смогли предложить России и её народам общий проект, программу и цель. Большевики проявили политическую волю и взяли власть, пока их конкуренты дискутировали о будущем России. «Апрельские тезисы» Ленина стали для большевиков утвер­ждённой программой действий.

Генеральная политическая линия, выдвинутая Лениным в «Апрельских тезисах», была поддержана большевиками, эсэрами, «межрайонцами» и интернационалистами в целом, хотя, безусловно, были отдель­ные, вполне естественные для политического поворота разно­гласия, даже между лидерами каждого из течений. Такое совпадение политического курса внутренне разли­чных по своему мировоззрению политических течений могло быть только временным: до очередного поворотного рубежа, каким явился Октябрьский переворот. Поэтому внутрипартийная борьба после Октября – закономерное явление. А народ поддержал тех, кто выразил долгосрочные интересы трудового большинства, лежащих в русле общецивилизационного развития.

После 1991 года страна вошла во вторую фазу полного цикла смуты, характеризующуюся тем, что «элита», взяв власть – гуляет всласть, а народ тихо саботирует политику, идущую вразрез с общецивилизационными задачами и идеалами. И такая взаимная «идилия» продолжается и по сей день, но она не может длиться вечно.

КОМУ ЭТО БЫЛО НУЖНО

Почему люди до сих пор не знают, кто организовал и финансировал первую и вторую мировые войны, революции (госперевороты) в России 1917 и 1991 годов? Вроде бы документы и свидетельства в интернете есть уже давно. Тему очень долго обговаривали, а большинство так ничего и не понимает.

Ответ на вопрос «Кто устроил революцию в России в 1917 году?» сегодня однозначен – Антанта и, в первую очередь, Великобритания. Как ни странно, но из западных столиц именно монархический Лондон (а уже за ним Париж и Вашингтон) первым признал Временное правительство России, заставившее отречься от престола законного царя и устроившего государственный переворот. А какая задача сегодня является главной, стратегической для Запада? Конечно – развал России!

Идеи бывают разрушительнее атомного оружия. Они позволяют уничтожить государства и миллионы людей пьянством, наркотиками, болезнями, гражданскими войнами, отсутствием смысла жизни.

В 1917 году Запад помог большевикам «руками» А.Керенского развалить армию, в результате чего началась Гражданская война, которую тот же Запад мог, при желании, в зародыше задавить. Запад в гражданскую войну разобщил белых, не оказывал им нужной помощи, а если давал, то на грабительских условиях. Революционные события 1917 года, Гражданская война в России, а также события 1991 – 1993 годов – это попытки Запада уничтожить Россию.

События 1917 и 1991 годов похожи, как близнецы-братья, поскольку в обоих случаях было видно влияние заправил глобальной политики, пытающихся влиять на политические события. Главным методом действий заправил глобальной политики является организация революционной ситуации руками «пятой колонны» – создание оппозиции к власти внутри страны и привлечение её на сторону революции. Для этого людям, которые стали оппозиционерами, нужно платить хорошие деньги, научить их распускать в стране слухи, сеять раздор, организовывать в стране преступления и убийства уважаемых и популярных людей. Необходимо в СМИ постоянно писать о несправедливости существующей власти и её неправильных действиях, о слабости и лживости руководства страны, которое не думает об улучшении жизни людей, нужно находить у руководителей государства их слабые места в личной жизни. Оппозиции нужно постоянно создавать в обществе недовольство и использовать для этого любые моменты.

Сейчас Россия медленно подходит к концу второй фазы полного цикла смуты, когда верхи уже не могут управлять по-старому, а низы не хотят управляться по-старому. Следует отметить, что потенциал продолжения смуты не исчерпан вследствие того, что:

  • Система образования деградировала. Особенно это касается образования в области социологических наук, включая и экономическое образование. Отторжение этого вздора и несущей его системы образования школьниками – неизбежно. Но они не успевают ко взрослости выработать самостоятельно альтернативное жизненно-состоятельное мировоззрение и миропонимание.
  • Не надо забывать и о переключателе отношения тяглового люда к власти.
  • Нынешняя же власть по-прежнему носит «элитарный» характер: по своим жизненным стандартам от народа она оторвалась, кланово обособилась, учиться ничему не хочет, уповает на интеллектуальную поддержку своей политики консультантами от науки, забывая, что они же и привели к краху СССР.
  • Российская Академия наук о неадекватности социологии в целом и экономической науки, в частности, не задумывается.
  • Вузы в системе социологического образования студентам несут всякий вздор, который те воспринимают в качестве накопленной передовым Западом книжной «мудрости».
  • Русская православная церковь активизировалась и сзывает народ под свои хоругви, обещая научить людей христианскому общежитию, но не желает переосмыслить ни своё прошлое, ни свои взаимоотношения с Богом, и отказывается вернуться к истинному Христианству. Это – церковь, в своём самодовольстве превзошедшая Лаодикийскую.
  • В среде же православно-воцерковлённых есть и те, кто психологически готов к силовым действиям в целях подчинения политики Российской государственности носителям истинной, по их мнению, веры, что выражается и в околоукраинской пропаганде, запущенной определёнными кланами.

И это приводит к вопросу: Как избежать очередного акта обострения смуты?

Нам видится, что ответ на этот вопрос – в решении главных задач любой государственности, которые автоматически сведут на нет любые потуги внешних субъектов перехватить управление, поскольку будут созданы условия для решения общецивилизационных задач.

Задачи общества

Сегодня в России имеет место неопределённость в том, какую концепцию устройства жизни реализует общество. В обществе созрел запрос на альтернативу Западной концепции устройства жизни. Наши успехи на ниве внешней и глобальной политики объясняются как раз тем, что в этих сферах мы в большей степени следуем своим цивилизационным принципам, альтернативным западным, что, как и любое самостоятельное действие, вызывает шквал критики со стороны Запада, уже считающего весь мир своей вотчиной. Однако внутренняя политика заметно расходится с проводимой внешней и глобальной политикой. Поэтому всем в обществе необходимо деятельно трудиться над тем, чтобы Российская цивилизация изжила эту концептуальную неопределённость и синхронизировала свою глобальную, внешнюю и внутреннюю политики, в первую очередь, определившись с концепцией управления во внутренней политике.

Задачи управленцев

Для успешного решения всех стоящих перед государственными управленцами политических, экономических, организационных задач, необходима слаженная работа всех уровней власти, государства и бизнеса, в масштабах суперконцерна «Россия». Это означает, что деньги, циркулирующие в России, должны принадлежать всему народу, и сосредоточение средств у тех, кого сегодня именуют олигархами, это всего лишь следствие вредительской государственной политики. Устранение из всех систем управления обществом неадекватных «менеджеров» и замена их на управленцев, необходимых стране, которые работают не за страх, не за деньги, а на совесть – вот путь развития страны. Именно это – ключевая задача всех думающих управленцев.

Статью подготовил

Борис САЛОВ

по материалам

Российского Информационно-аналитического Центра