Знания лишними не бывают

Наш общественный корреспондент Борис САЛОВ по заданию редакции побеседовал с кандидатом технических наук, бывшим доцентом Санкт-Петербургского государственного морского технического университета (бывшего Кораблестроительного института – знаменитой «Корабелки»), a ныне – одним из ведущих специалистов в области компьютерного моделирования систем автомобильных двигателей концерна General Motors Corporation Ириной ДМИТРИЕВОЙ.

GM Four Brand Logo. (05/24/2010)

– Как Вы оказались в такой необычной для женщины и корабела среде, как автомобильное производство?

– Наверное, было бы правильнее сначала спросить – как я много лет назад оказалась в «Корабелке».

– Скорее всего, потому, что там много умных и симпатичных юношей. Не так ли?

– Вовсе нет. Меня с раннего детства тянуло к воде, к морю. Я не могла спокойно пройти мимо любой лужи. Маме это, конечно, доставляло массу неприятностей. После школы у меня не было проблем в выборе, куда поступать: или в Гидрометеорологический, или в Кораблестроительный. Отдала предпочтение «Корабелке», так как в то время это был достаточно известный во всём мире и престижный морской технический вуз, к тому же, имевший собственный яхт-клуб.

– Неужели в студенческие годы Вы ходили на яхте?

– Да, сначала – на семиметровом фолькботе «Фока», потом – на десятиметровой крейсерской яхте «Улисс». Имею квалификацию яхтенного рулевого 2 класса. За кормой – Балтика, Ладожское и Онежское озёра, Белое море и даже Северный Ледовитый океан… Впрочем, почему в студенческие? Я и теперь, уже довольно много лет находясь в Детройте, активно участвую в парусных гонках на озере Сент-Клер в составе экипажа крейсерской яхты «Спектр» (владелец и капитан – Роберт Шаппе), которая базируется в яхт-клубе «Гросс-Пойнт». Коллеги-яхтсмены уважают, в минувшем году меня даже избирали в состав правления яхт-клуба.

– Вот это да! Детская мечта о море воплотилась в реальность. А по какой специальности Вы учились в «Корабелке»?

– Поскольку мне неплохо давалась математика, я выбрала интересную специальность на Кораблестроительном факультете – инженера-исследователя по гидроаэродинамике. При подготовке дипломной работы и в дальнейшей научной деятельности моей узкой специализацией стала гидродинамика средств освоения океана. Речь идёт о плавучих инженерных сооружениях – буровых и разведочных платформах, плавкранах, понтонных пирсах, погружных и полупогружных исследовательских биологических и гидрологических станциях, плавучих космодромах…

– Теперь Вы совсем заинтриговали. Возвращаясь к первому вопросу, как ваша сугубо морская специальность смогла пригодиться в автомобильном производстве?

– В «Корабелке» с давних пор популярна такая рекламная фраза: «Кто умеет строить корабли, тот умеет строить всё!» Применительно к моей специализации могу объяснить эту мысль следующим образом. Гидродинамика – наука о поведении жидкостей и тел, погружённых в них, в тех или иных условиях. И неважно, имеем ли мы дело с морской водой в океане или с жидкостью, к примеру, в системе охлаждения двигателя. Но, честно говоря, это сейчас я так уверенно об этом говорю, а когда двадцать лет назад первый раз ехала в США на обычную шестимесячную научную стажировку по программе САБИТ⃰, ни о чём таком даже подумать не могла. Дрожала от страха и чувствовала себя какой-то авантюристкой. Стажировка проходила в научном центре компании «Форд» при содействии Мичиганского университета. Конкретные производственные задачи нам ставили специалисты «Форда». И вот, когда я аккуратно выполнила отчёт по своему заданию так, как меня научили в «Корабелке» (с математическими выкладками, графиками, сравнительным анализом…), специалисты компании его внимательно изучили и оценили очень высоко.

Через некоторое время, после возвращения в Петербург, мне из Детройта пришло официальное предложение работать на «Форде» в департаменте, где проектируют системы охлаждения двигателей. Постепенно я вникла в проблему глубже и даже несколько раз выступала с докладами на крупных научно-технических конференциях, где также участвовала в дискуссиях с коллегами из других автомобильных компаний. В результате, через два года мне поступило новое предложение, и я стала сотрудником аналитического отдела концерна «Дженерал Моторс». Со временем диапазон моих производственных интересов расширился – теперь, кроме системы охлаждения, занимаюсь также системами подачи топлива, смазки, отвода выхлопных газов…

– С какими трудностями Вы столкнулись в связи с изменением рода деятельности?

– Если раньше для судостроительного производства я занималась «внешними» задачами гидродинамики, то есть когда тело погружено в жидкость, то теперь занимаюсь «внутренними» задачами, то есть когда жидкость внутри тела (двигателя). Особо хочу отметить, что мне в значительной мере пригодились знания, полученные в «Корабелке» на лекциях по теплотехнике и двигателям внутреннего сгорания. Хорошо, что сохранила свои студенческие конспекты. Признаюсь, с неохотой посещала эти занятия, не представляя, зачем мне эта наука, которую изучают студенты другого факультета – Корабельной энергетики. А теперь вспоминаю о них с благодарностью. Воистину, знания лишними не бывают!

– Вы, наверняка, «держите руку на пульсе» по части состояния дел у фирм-конкурентов. Как можете оценить уровень американского автопрома и, в частности, продукцию вашего концерна «Дженерал Моторс»?

– Мне трудно говорить на такую тему, оставаясь беспристрастной к собственной компании. Но ответ на этот вопрос очень простой – чтобы оценить, с позиции потребителя, уровень качества производимых автомобилей, не нужно рассматривать весь спектр технических параметров, достаточно посмотреть всего один – уровень продаж. По этому показателю «ДжиЭм» (надо же, в русском варианте аббревиатура получилась совсем как у газеты «Детройт Экспресс»!) прочно стоит на третьем месте в мире из более ста автокомпаний, пропустив вперёд только японскую «Тойоту» и германский «Фольксваген». Сразу за «ДжиЭм» следует старейшая американская фирма «Форд Мотор Компани». Как видите, уровень американского автопрома достаточно высок.

Я сама езжу на автомобиле нашей компании – марки «Шевроле-Круз» и очень довольна его тактико-техническими данными: это прекрасная аэродинамика кузова, хорошая мощность двигателя с турбоусилителем, камера заднего вида, помогающая при движении задним ходом, великолепные акустические системы с «блютузом» (Bluetooth), которыми уже давно оснащаются все выпускающиеся автомобили…

Кстати, пользуясь случаем, хочу сказать о «блютузе» – функции беспроводной связи, без которой в наше время, казалось бы, уже невозможно обойтись. Не перестаю удивляться тому, что когда еду в машине, вижу справа и слева водителей многих очень современных и дорогих машин, прижимающих рукой к уху трубку телефона. Неужели большинство американцев настолько консервативно, что не хотят (или не умеют) пользоваться таким удобным достижением техники, каким является «блютуз»? И к тому же, управляя одной рукой и отвлекаясь на трубку телефона, увеличивают риск аварийности на дороге! Полиция Детройта недавно приняла, на мой взгляд, правильное решение – посадить своих сотрудников на обычные машины, с тем, чтобы легче отлавливать и наказывать нарушителей – любителей говорить, держа в руке телефон.

А для меня система «блютуз» удобна ещё и тем, что часто, не менее трёх раз в неделю, приходится участвовать в «митингах» (производственных совещаниях), которые проводятся через Интернет совместно со специалистами наших филиалов из Европы, Азии, Южной Америки и даже Австралии. Из-за разницы во времени такие «митинги» проводятся в 6-7 часов утра, когда я завтракаю и собираюсь на работу. Естественно, руки у меня всё время чем-то заняты, и говорить приходится, находясь на некотором расстоянии от смартфона, а на экране настольного компьютера в это время появляются разные изображения, иллюстрирующие тему нашей дискуссии. Часто бывает так, что утренний «митинг» затягивается и продолжать мне его приходится, уже находясь за рулём машины по пути на работу.

– Что необходимо, по-вашему, молодому российскому инженеру, желающему пойти по вашим стопам, чтобы быть конкурентоспособным, а то и добиться приглашения в солидную зарубежную компанию?

– Во-первых, надо стать в полном смысле квалифицированным специалистом в своей области деятельности. Во-вторых, не лениться читать западные технические журналы, чтобы быть в курсе состояния мировой науки по избранной специальности. В-третьих, знать численные методы и современные пакеты прикладных компьютерных программ. В-четвёртых, (а может быть, во-первых), свободно владеть разговорным английским языком и знать терминологию, используемую в вашей специальности.

Когда у соискателя престижной работы всё это есть, и плюс к этому – диплом достаточно известного в мире российского вуза, дающего высококачественное образование, он должен уделить довольно серьёзное внимание составлению своего резюме и подготовке к прохождению собеседования с представителями фирмы. При этом необходимо сознавать, что в западных компаниях все наши российские почётные дипломы, свидетельства, научные степени, разные награды имеют несколько иное значение, нежели в России. На это ваши собеседники вежливо обратят внимание лишь при первой встрече. Это не даст почти никаких преимуществ перед другими соискателями. А если наниматели заключат с вами контракт, то закреплять хорошее впечатление о себе придётся в период испытательного срока конкретными успехами в работе и отличной производственной дисциплиной. Я всем нашим дерзающим соотечественникам в этом желаю успеха!

 

____________________________________

САБИТ (SABIT) – расшифровывается как The Special American Business Internship Training, то есть Специальная американская программа деловых стажировок. Эта программа профессиональных обменов существует уже больше 50 лет. Ежегодно около 4000 человек из более чем 100 стран мира посещают США в рамках этой программы. Её организует и финансирует Бюро образовательных и культурных программ Госдепартамента США. Программа SABIT даёт возможность менеджерам среднего звена и техническим специалистам пройти разную по продолжительности стажировку в американских компаниях и негосударственных организациях. Во время стажировки основной фокус направлен на специализированную отраслевую подготовку. Стажёры возвращаются домой с практическими знаниями в области инновационных технологий, необходимых именно для их сферы деятельности.