Дублер крейсера «Аврора»

С Финского залива дул сырой, порывистый ветер, дыбивший темные волны на Неве. По небу неслись низкие клубящиеся тучи, из которых временами на Петроград, словно шрапнель, обрушивались залпы тяжелых дождевых капель. Сумерки были наэлектризованы близостью необычайно важных событий, наполнены скрытым кипением огромных масс людей, готовых к немедленным решительным действиям. По пустынным улицам и набережным, примыкавшим к центру города, торопливо шагали отряды вооруженных рабочих, матросов и солдат.

На Неве, чуть ниже Николаевского моста, против его разводной части, замерла громада крейсера «Аврора». Жерла его орудий уставились на темный, притихший Зимний дворец – туда, где доживало последние часы Временное правительство. За мостом, почти у самого дворца, встали тральщики с бортовыми номерами «14» и «15». Вдоль набережной Васильевского острова наготове застыли минные заградители «Амур» и «Хопер», посыльное судно «Зарница», сторожевик «Ястреб» и учебный корабль «Верный». В Морском канале против Лигово занял боевую позицию линейный корабль «Заря Свободы»…

Из вечерней осенней мглы выплыл дымящий силуэт эскадренного миноносца «Самсон». Высадив на набережную вооруженных матросов, он встал на якорь неподалеку от «Авроры». Рядом замер пришедший вместе с ним эсминец «Забияка».

У Николаевского моста неторопливо прохаживались три моряка – революционный патруль. Матрос с револьвером на боку посмотрел на ближайший эсминец, прогромыхавший якорной цепью, и сказал:

– «Самсон»!..

Второй, высокий, в бушлате, перекрещенном пулеметными лентами, поправил винтовку на плече и подтвердил:

– Он! Тот самый. Тоже пришел.

Третий, еще совсем молодой, с перебинтованной головой, поинтересовался:

– Почему «тот самый»?

– Потому что, недавно он вместе с другими кораблями несколько суток дрался у Моонзунда. Против почти всего кайзеровского флота. Линкор «Слава» и эсминец «Гром» там и остались. На дне. Но германца в Финский залив так и не пустили.

…24 октября 1917 года состоялось совместное заседание представителей судовых комитетов, Центробалта, Гельсингфорсского Совета и областного комитета армии, флота и рабочих Финляндии, на котором председательствовал комиссар П.Е. Дыбенко. От эсминца «Самсон» делегатом на этом заседании был матрос В.Ф. Купревич (впоследствии – президент Академии наук Белоруссии).

Когда шло заседание, Дыбенко получил условную телеграмму: «Высылайте устав», означавшую приказание Военно-революционного комитета направить в Петроград корабли и отряды моряков в помощь восставшим. Центробалт, несмотря на противодействие командования флота, приступил к выполнению приказания. Принятую резолюцию о поддержке восстания было поручено доставить в Петроград экипажу эсминца «Самсон».

Утром 25 октября (7 ноября) эсминец «Самсон», взяв 130 моряков с линкора «Республика», вышел вместе с другими миноносцами из Гельсингфорса в Петроград.

Вскоре после прихода в Петроград нарочный вручил В.Ф. Купревичу записку: «По сигналу с Петропавловской крепости открыть орудийный огонь по Зимнему дворцу. Крыленко». Немедленно всё было приготовлено для выполнения приказания, но стрелять эсминцу не пришлось.

Поздним вечером из бакового шестидюймового орудия крейсера «Аврора» прогремел холостой выстрел. «Самсон» находился все время в готовности, чтобы в любую минуту подстраховать «Аврору» и постоять за революцию. Большая часть экипажа принимала участие в захвате Зимнего дворца, мостов, почтамта и телеграфа.

Одиннадцать кораблей Балтийского флота, вставшие 25 октября (7 ноября) 1917 года на революционную вахту в Петрограде и на подступах к нему, вошли в летопись Октябрьского вооруженного восстания. В их числе – корабли с такими символичными названиями, как «Аврора», «Заря Свободы», «Зарница», «Верный». Был среди них и «Самсон».

Эскадренный миноносец «Самсон» относится к серии кораблей типа «Новик». Свое название он получил в честь мифологического героя Самсона, обладавшего необычайной силой. Этот корабль был создан русскими конструкторами и построен на Металлическом заводе в Петрограде. Срок его строительства был удивительно коротким: заложен в июле 1915 года, спущен на воду в июне 1916 года, а уже в декабре введен в строй (за рубежом аналогичные корабли строились более двух лет).

Создателям эсминца удалось в пределах относительно небольшого по размерам корпуса (длина 98,0 м, ширина 9,3 м, осадка 3,0 м, водоизмещение 1260 т) разместить весьма мощное вооружение: четыре пушки калибром 102 мм, два пулемета, три трехтрубных торпедных аппарата калибра 450 мм, корабль мог принять для постановки 80 мин заграждения. Экипаж эсминца – 150 человек.

Удачные обводы корпуса и мощные механизмы (две турбины по 15 тыс. л. с.) позволяли ему развивать скорость до 35 узлов. Корабль обладал хорошей мореходностью и дальностью плавания – около 3000 миль (со средней скоростью 15 узлов).

В период первой мировой войны эсминцы типа «Новик» были самыми мощными по вооружению и самыми быстроходными, по сравнению с кораблями этого класса других стран, в том числе и таких морских держав того времени, как Англия, Франция, Италия и Германия. Даже в годы Великой Отечественной войны они принимали активное участие в боевых действиях на всех наших морских театрах и превосходили по своим качествам многие зарубежные корабли данного класса более поздней постройки.

На долю эсминца «Самсон» выпала довольно долгая, около 30 лет, интересная служба. После революции он вошел в число действующих кораблей Балтийского флота, а впоследствии стал называться «Сталин». В 1936 году совершил беспримерный переход из Кронштадта во Владивосток Северным морским путем и стал одним из немногочисленных кораблей боевого ядра зарождавшегося Тихоокеанского флота. В 1945 году принимал активное участие в войне против империалистической Японии.

 

ВАСИЛИЙ БОРИСОВ