В ЛЕСУ РОДИЛАСЬ ЁЛОЧКА

РОЖДЕНИЕ РОЖДЕСТВА

Человеку свойственно неадекватно воспринимать исторические факты во времени. Давно прошедшее кажется совсем недавним, недавнее – древним. Большинство из нас считает, Рождеству, как празднику, без малого две тысячи лет, фактически нет и двухсот. Жизнь трех-четырех поколений – капля в море времени и, как это ни трудно представить, не такие уж далекие наши прадеды понятия не имели о елках, елочных игрушках, рождественских подарках, кэролс, Санта-Клаусе, и вообще, Рождество не было праздником, в том числе в США. Ни Библия, ни Евангелие, ни словом не упоминают, чтобы верующие как-то должны отмечать рождение Христа.

А на нет и суда нет. Еще в первой половине XIX-го столетия 25 декабря был в США обычным днем. Работали фабрики, магазины, банки. Но исподволь идея праздника начала овладевать массами. Началось с духовных песен-кэролс. Верующие в такт песнопениям норовили плясать, что не нравилось суровым служителям церкви, кэролс ушли в «подполье» и стали обрастать светскими сюжетами на жалостливые темы бедняков, вдов и сироток. Особо трудно бездомным и голодным приходилось в суровое зимнее время, и рождение Иисуса – чем не повод проявить христианскую заботу о сирых, о чем и пелось в кэролс.

Но истинное милосердие должно быть анонимным и на помощь жаждущим одарить пришел универсальный помощник – Санта-Клаус. А чтобы он не таскал на горбу мешки и проворней справлялся со своими обязанностями, ему вручили упряжку оленей. Хотя поначалу Санта-Клауса занесло не в ту сторону, за что он, напару с кэролс, попал в немилость. Вместо сказочного дарителя Санта стал своего рода северным Вакхом, символом непотребства в поступках, еде и выпивке. Зажатые в условностях и религиозных ограничениях пуритане по праздникам отпускали вожжи и отводили в пьянстве душеньку. Пьяные оргии шли рука об руку с драками, поножовщиной, семейными скандалами. Размах пьянства на Рождество усугублялся тем, что к этому времени поспевали заготовленные осенью вина. Малосимпатичный портрет раннего Рождества дополнялся так называемым вассайлингом (wassailing), прототипом славянских колядок. Клич “Wassail, wassail all over town!” воодушевлял любителей выпивки и повергал в страх обывателей. «Вассальщики» ходили толпами по домам и требовали «откупное» – вино и пиво. Зажавшему выпивку хозяину разбивали камнями окна, ломали забор, могли пустить и «красного петуха». Рождество не ограничивалось одним днем, и повальная пьянка длилась вплоть до Нового года. Стояли фабрики, не работали учреждения, в гарнизонах оставались одни офицеры, солдаты разбегались в «самоволки». Особо опасным Рождество было в Нью-Йорке, город оказывался во власти уличных банд.

Естественно такое Рождество не могло вызывать симпатий ни властей, ни церкви. Во многих штатах празднующих штрафовали, а церковники с амвонов дружно осуждали сбившуюся с праведного пути паству. Главная особенность раннего Рождества в Европе и Америке в том, что это был праздник улицы, праздник для взрослых. Смена курса произошла во второй половине XIX-го столетия. В дело облагораживания «дикого» праздника особый вклад внесли британец Чарльз Диккенс, нью-йоркские меценаты и просветители Джон Пинтард и Клемент Мур. Под их влиянием Рождество вошло под крышу дома. Идея провести рождественский вечер не среди пьяной братии на заснеженных холодных улицах, а у огня камина, при свечах, в кругу семьи, стала находить все больше приверженцев. Со скрипом власти начали признавать праздник. В 1870 году Рождество стало федеральным праздником.

Первые елки в Америке появились вместе с немецкими эмигрантами. Поначалу на них развешивали подарки от детей взрослым членам семьи, потом компас сместился в обратную сторону. Собственно, смена взрослой ориентации Рождества на детскую спасла праздник и придала ему особое очарование. Кому из родителей не было приятно подарить своим чадам сказку! На первых порах подарки были символическими – дешевая игрушка, кукла, книжка, сладости в чулке, чем это закончилось, каждый из нас знает по собственному опыту. Санта-Клаус из хронического пьяницы и дебошира переквалифицировался в милого дедулю-любителя «Кока-колы». С легкой руки британцев на помощь к нему пришли солдаты Армии спасения.

Бизнес почувствовал в Рождестве золотую жилу и начал эксплуатировать его на полную катушку. Сегодня надо поздравлять не только детей, но ближних и дальних родственников, соседей, сослуживцев и само приближение праздника повергает нас в финансовый шок. Но это будет потом, а пока Рождество в Америке и Европе набирало силу и обрастало новыми красками. Появились елочные игрушки, рождественские открытки, с приходом электричества елки и дома засветились иллюминацией, композиторы сочиняли прекрасные мелодии.

Когда американцы с воодушевлением распевают «White Christmas”, большинство из них не подозревает, что этот христианский «шлягер» сочинил еврей, выходец из могилевского штетла Ирвинг Берлин. Кстати, автор еще одного шедевра, на сей раз светского – “God Bless America!”. Кинематограф подарил Америке песни, без которых немыслимо современное Рождество – “Have Yourself a Merry Little Christmas”, “The Christmas Song”, “Let It Snow”. Фильмы “Holiday Inn”, “Meet Me in St. Louis”, “Scrooge”, “How Grinch Stolen Christmas” и “Home Alone” такая же неотъемлемая часть Holiday Season, как в России новогодние «Ирония судьбы» и «Карнавальная ночь».

Имея христианские корни, современное Рождество все  более приобретает характер межконфессионального, общечеловеческого праздника. Сегодня Рождество с удовольствием отмечают на всех широтах земного шара, да и в самой Америке не только баптисты, евангелисты или православные, но и мусульмане, буддисты, иудеи и даже атеисты. Кажется, к сложившимся рождественским традициям уже нечего прибавить, однако беспокойное человечество, и особенно самая шебутная его часть – бизнесы, не успокаиваются на достигнутом. На бренд Рождества работают целые отрасли промышленности, индустрия отдыха и развлечений. Бесчисленные американские Вифлеемы стригут с праздника купоны, а такие городки, как индианский Санта-Клаус или мичиганский Франкенмут, празднуют Рождество круглый год нон-стоп. Лет сто назад торговый марафон Holiday Season начинался 12 декабря, лет десять назад сразу после Дня благодарения, в последние годы все смешалось в «доме Облонских». Еще конец августа, а в магазинах винегрет товаров из Halloween, Thanksgiving Day и Christmas. Американцы честят в хвост и гриву корпоративную жадность, а Большой Бизнес под маской жизнерадостного Санта-Клауса слушает и торгует.  О-hо-hо! Merry Christmas to all!

ТЯЖЕЛА ТЫ, ШАПКА САНТА-КЛАУСА

Если кто-то считает, что работать с людьми в Holiday Season одно удовольствие, тот глубоко ошибается. Одурев от сверхурочных и рождественских песенок нон-стоп с утра до ночи, продавцы моллов начинают хамить и грубить покупателям, солдаты Армии спасения швырять оземь колокольчики и ведерки с мелочью, Санта-Клаусы нападать на поздравляемых. Так в Атланте пришедший по вызову поздравить детей Дед Мороз по пути оглушил подвернувшейся рейкой чересчур придирчивую мамашу-хозяйку дома. В Индиане несколько пьяных Клаусов подрались на благотворительном вечере. По мнению психологов, до буйства Сант довел праздничный стресс и возросшие нагрузки. Немудрено, к средине дистанции у Сант начинаются срывы. Им одновременно надо угодить родителям, детишкам и своему начальству, и каждая категория со своими бзиками.

Чтобы стать Сантой в США есть два пути: самодеятельный и дипломированный. Элитных Дедов Морозов готовит Santa University, штат Нью-Джерси, и принадлежит фирме Cherry Hills Photo Enterprises, Inc. Бородатых студентов обучают практическим вещам: как одеваться, чем пахнуть, как вести себя с детьми и родителями, политкорректности и технике безопасности.

Например, обязательный атрибут спецодежды Сант – зипун из красного бархата. В ходу искусственная ткань, но так как приходится работать не на полюсе, а в теплых моллах, Санты чересчур потеют, поэтому в последнее время они стали переходить на настоящий бархат. А он кусачий – 25 долларов за ярд. Полезно обзавестись ботинками со стальными носками. Не для того, чтобы пинать малолетних ангелочков, просто, спрыгивая с колен, упитанные карапузы норовят приземлиться на пальцы ног Санта-Клаусов. Зная свою непредсказуемую клиентуру, некоторые Санты носят на причинных местах защитные скорлупки.

На каждый рождественский сезон в США требуются около 40 тысяч Сант. Лучшие из них за сезон могут заработать до 60 тысяч долларов. Санта должен понимать толк в игрушках. Раньше это было просто, когда игрушки состояли из Барби и пожарной машинки. Сегодняшние продвинутые дети играют в электронные игры, далекие от понимания немолодых Сант.

Основное место работы Сант – торговые центры, а основная обязанность – позировать с детишками перед фотографами и время от времени покрикивать «хо-хо-хо!». Перед наймом администрации моллов или фотокомпаний досконально проверяют подноготную Сант, берут «пальчики» и страхуют на случай судебных исков. Магазины держатся за популярных Сант, так как на них слетаются покупатели с детьми. Как гласит американская торговая мудрость, «Санта управляет не оленями, а объемом продаж».

Одна из обязанностей Сант  быть в курсе последних политкорректных веяний. Например, говоря с ребенком, не следует употреблять слова «папа» или «мама», особенно оба слова вместе. По нынешним временам никогда не знаешь, кто растит малыша: два папы или две мамы? Каждый год Санты собираются на съезды и обмениваются полезным опытом. Насчет костюмов, исков, каверзных вопросов детишек. Скажем, что нужно ответить ребенку, если он просит воскресить недавно усопшую бабушку или вернуть из Афгана маму-солдатк?

Нелегка ты, шапка Санта-Клауса.

КОГО СЪЕСТЬ НА НОВЫЙ ГОД?

В ночь на 1-е января в Америке заканчивается праздничный марафон, чтобы с передышкой на месяц начать все сначала – не успеешь оглянуться, как на носу будет День Валентина. Дальше снова по заведенному кругу, пошло-поехало. А пока американцы, как гоголевские Иван Иваныч с Пульхерией Ивановной в глубоком раздумье, а что бы такого откушать в новогодний вечер? Кулинарного воображения не хватает и, не мудрствуя, ставят на стол все ту же индейку, благо у многих она осталась с Рождества.

Но это меню среднего белого американца. На окраинах страны и в иммигрантских общинах вкусы поэкзотичней. Там на Новый год мумифицированной индейке предпочитают что-нибудь свеженькое, с кровью. В США довольно большая гаитянская община со «столицей» в центре нью-йоркского Бруклина. Канун Нового года в Little Haiti – время большой ското- и птицеторговли. Живые цыплята идут по 7-10 долларов за клюв, индюшки – по 30, свиньи 200 баксов за «пятак». Но в особом почете и спросе гаитянская «индейка» – коза. С учетом того, что на острове круглогодичная температура +28 C и почти полное отсутствие морозильников, гаитяне предпочитают свеженькую козлятинку. В Нью-Йорке островитяне приспособились есть все виды мяса, но на Новый год освежеванный козел – святое дело. Естественно, растить коз посреди небоскребов занятие хлопотное, поэтому в канун Нового года в американской провинции идет шопинг по-гаитянски. Например, в моем штате Кентукки гаитянские коммивояжеры скупают чуть ли не стадами козлиные поголовья и целыми фурами везут бородатый груз навстречу светлому будущему. В Маленьком Гаити живая коза – лучший новогодний подарок.

Американские мексиканцы предпочитают видеть на праздничном столе юного цыпленка, а нигерийцы и филиппинцы румяного поросенка. Но, пожалуй, самое экзотичное меню в Америке у жителей Аляски. Кто-нибудь из вас задумывался, а куда деваются после Рождества оленьи упряжки и, вообще, чем питаются не похожие на вегетарианцев Санта-Клаусы? Вторая часть вопроса пока для науки без ответа, но куда исчезают олешки-Рудольфы, большого секрета нет. Свежая оленина – любимое новогоднее блюдо саамов. Тем более, недостатка в кандидатах на новогодний стол нет – на бескрайних просторах тундры пасутся сотни тысяч оленей. Собственно, такие же пришельцы на американском континенте, как и местные эскимосы. Только оленей завезли на Аляску из Сибири не спонтанно, а целенаправленно в конце 19-го века, чтобы восполнить исчезающее поголовье родственников оленей – карибу.

Неизвестно, что думают о вкусовых качествах оленины Санта-Клаусы, но ученые исследовательского центра животных в Фейрбанксе, Аляска, высоко оценивают мясо: нежирное, нежное, с низким холестерином. Континентальная Америка пока не раскусила прелестей оленины, зато ее у аляскинцев охотно покупают Норвегия, Швеция, Финляндия и Россия. Приобщились к олешкам и местные белые жители. Один их них директор Института арктической биологии Грег Финстад. «Мясо оленя – традиционное новогоднее блюдо в нашей семье,– признается ученый. – «Только не говорите моим детям, что они едят Рудольфа! Тогда от меня самого останутся косточки».

О русских деликатесах русским рассказывать не надо. Американцам бесполезно и бесперспективно. Все равно не поймут прелестей холодца, «оливье», селедки под шубой и «рыбьих яиц» – икры. Равно – почему у русских, не как у всех нормальных людей, два Новых года.

ВИКТОР РОДИОНОВ