ОДНА ИЗ ЗЛОВЕЩИХ ТАЙН АЛЬБИОНА: УБИЙСТВО ИМПЕРАТОРСКОЙ СЕМЬИ

В этом году исполнилось 100 лет с осуществления подлых убийств бывшего императора Российской империи Николая II, всех членов его семьи и родственников. В связи с этим позвольте предложить Вашему вниманию статью из серии «Зловещие тайны Альбиона»: «Убийство императорской семьи»

Belsazar ward in selbiger Nacht Von seinen Knechten umgebracht.

Надпись на стене в подвале дома Ипатьевых (из Генриха Гейне: «В эту самую ночь Валтасар был убит своими холопами»).

«И екатеринбургское, и алапаевское убийство — продукт одной воли одних лиц.

Следователь Н. Соколов.

В конце Первой мировой  войны Англия любыми путями стремилась воспрепятствовать реставрации Российской империи, перед которой у неё было много обязательств. Для выполнения функции «мирового правительства» был создан Верховный Совет Антанты. Спустя несколько месяцев после высадки английских войск на севере России, чтобы придать агрессии вид законности, Совет Антанты 2 июля 1918 года принял решение о начале интервенции. «Интервенция!.. А знаете ли вы, что даже в 1918-1920 гг. в Англии в сущности никто серьезно её не хотел? Я сам решительно возражал против интервенции. Бонар Лоу тоже был против. Бальфур был скорее против, чем за. Наши либералы и лейбористы не хотели и слышать об интервенции. Даже наши военные относились к ней без всякого энтузиазма, особенно тогдашний начальник генерального штаба сэр Генри Вильсон. Военные считали, что Россию нельзя завоевать и что если бы даже иностранным войскам временно удалось занять Петроград и Москву, то затем, после ухода этих войск домой, в России опять воцарился бы хаос. Поэтому военные не сочувствовали планам интервенции… Во всем виноват Уинстон Черчилль! Нельзя отрицать, что настроения против большевизма в то время в Англии были сильны, однако не найди они организатора и руководителя крупного масштаба, всё, вероятно, ограничилось бы газетным шумом и громкими речами. Но тут выступил Черчилль. Он человек сильной воли и большой энергии. К тому же он неукротим, если заберёт себе что-нибудь в голову. С января 1919 г. я был на Парижской мирной конференции и провёл вне Англии почти семь месяцев. Домой удавалось наезжать только урывками и на короткое время, Черчилль воспользовался этим положением и вместе с наиболее безответственными элементами консервативной партии заварил всю кашу. Когда осенью 1919 г. я вернулся в Англию, то стал тушить пожар, но это удалось мне не сразу: машина интервенции уже была пущена в ход». /Ллойд Джордж — послу Майскому/ (Майский И. М. Воспоминания советского дипломата, 1925-1945 гг.–Т.: Узбекистан, 1980).

Английская монархия не только отказала в обещанной помощи и убежище семье российского монарха, но сделала всё для их гибели. Сообщенное в «Nachrichtenblatt» заявление сэра Дж. Бьюкенена «Король и правительство будут счастливы предоставить экс–императору России и его семье убежище в Англии… до окончания войны и т. д.» было поддержано Временным правительством. «Я, как генерал-прокурор, держу судьбу его и всей династии в своих руках… Наша удивительная революция была начата бескровно, и я не хочу быть Маратом русской революции… В особом поезде я отвезу Николая II в определенную гавань и отправлю его в Англию», – заявил, отвечая на вопросы на заседании Совета рабочих и солдатских депутатов 7 марта в Москве, новый министр юстиции Керенский (газета Русскія Вѣдомости, 8 марта 1917). Получив на хранение ценности российской императорской семьи, английские правители резко изменили своё мнение. «На мой вопрос, что же делается для подготовки выезда Николая II за границу, сэр Джордж <Бьюкенен> ответил мне, что английское правительство более не настаивает на своём предложении» (Милюков П.Н. О выезде из России Николая II. М.: Книга, 1991). «Если Англия даст теперь убежище императорской семье, то это глубоко и справедливо затронет чувства всех русских, которые были вынуждены сделать большую революцию, потому что их беспрестанно предавали нынешним врагам, нашим и их» («Почтительный протест». Дейли телеграф, март 1917).

Российский император Николай II приходился английскому королю Георгу V двоюродным братом. Их матери были сёстрами и оба монарха были похожи друг на друга, словно близнецы. Когда Николай II после Февральской революции 1917 года отрёкся от престола, правительство Англии объявило о готовности предоставить бывшему императору и его семье убежище. Личный секретарь короля Георга V лорд Стамфордхем, «самый осведомленный человек в Европе», был посвящён во все государственные тайны внешней и внутренней политики Англии. Он утверждал, что король был против предоставления убежища Романовым, хотя премьер Ллойд–Джордж советовал сделать это. Король лично настоял на том, чтобы министры отозвали приглашение, которое уже было сделано. Однако англичане не отказалась от российского золота, которого через Архангельск и Белое море было отправлено в Англию с октября 1914 года по январь 1917 года. Не отказались они и от доверенных им на хранение императорских фамильных драгоценностей, которые после убийства российского монарха и его родни стали собственностью королевской семьи.

Вскоре после принятия решения об интервенции бывший император Николай II, все члены его семьи и родственники были расстреляны. Николая II и его семью расстреляли в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля. Следующей ночью были убиты в г. Алапаевске члены семьи Романовых: Елизавета Федоровна, настоятельница Марфо–Мариинской обители милосердия (сестра царицы); князь Иоанн Константинович; князь Константин Константинович; князь Игорь Константинович; князь Владимир Палей; Сергей Михайлович Романов. Накануне, близ Перми, в ночь с 12 на 13 июня 1918 года, были расстреляны Михаил Романов, в пользу которого 2 марта 1917 года Николай II подписал акт об отречении, и его личный секретарь Джонсон.

Расследовать дело об убийстве царской семьи в феврале 1919 года Верховным правителем России адмиралом Колчаком было поручено следователю по особо важным делам Николаю Соколову. 3 марта ему вручается охранная грамота. «Верховный правитель России. 3 марта 1919 г. № 588/Б-32, гор. Омск. ВСЕМ. Настоящим повелеваю всем местам и лицам исполнять безпрекословно и точно все законные требования Судебного Следователя по особо важным делам Н.А. Соколова и оказывать ему содействие при выполнении возложенных на него по моей воле обязанностей по производству предварительных следствий об убийстве бывшего Императора, его семьи и Великих князей. Адмирал А. Колчак. Исполняющий обязанности директора канцелярии Верховного правителя генерал-майор В. Мартьянов». Ему передали материалы следствия первых следователей Наметкина и Сергеева. Соколов собрал множество доказательств, он опросил сотни свидетелей. После захвата Екатеринбурга красными 15 июля 1919 года, Соколов проводил допросы свидетелей и экспертизы во время отступления и даже во Франции, куда перевёз все имеющиеся у него доказательства и документы. В 1924 году Соколов начал публиковать материалы следствия на французском языке: (Nicolas Sokoloff . Enquête judiciaire sur l’assassinat de la Famille Impériale Russe. Paris, 1924). 23 ноября 1924 года, сразу же после того, как он опубликовал сообщение в парижских «Последних Новостях» о принудительном изъятии у него в Чите в 1920 году генералом Дитерихсом материалов следствия, Соколов в возрасте 42 лет скоропостижно умер. Опытный и преданный делу следователь Соколов вероятно обнаружил английский след и это стоило ему жизни. Книга «Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н. А. Соколова», после скоропостижной смерти автора, была опубликована в 1925 году с явными следами редактирования неизвестными лицами. Все записи следователя исчезли, и установить, что писал он, а что добавили или изъяли «редакторы», невозможно (Соколов Н.А. Убийство Царской Семьи. Из записок судебного следователя Н.А. Соколова.–М.–1998).

В феврале 1919 года генералу Дитерихсу Колчак поручил отправить во Владивосток специальным поездом 50 тщательно упакованных ящиков с императорскими вещами, в том числе украшениями, иконами и частями вырезанных пола и стен в подвале, где произошло убийство, для погрузки на крейсер «Кент» и отправки в Лондон. Сразу началось непонятное: 21 ящик исчез до прибытия в порт, а в большинстве из прибывших в Англию 29-ти ящиков оказался мусор. Дальнейшая судьба содержимого доверенных генералу Дитерихсу ящиков до настоящего времени неизвестна. Командуя Восточным фронтом, генерал Дитерихс, выполняя указания представителя Антанты французского генерала Жанена, начал ничем не обоснованное отступление, уступив большевикам значительную территорию Сибири. Дитерихс был снят с должности, однако столица Сибири Омск оказался под ударом по сходящимся линиям железной дороги со стороны Петропавловска и Ишима.

Адмирал Колчак заявил, что «не поступится никогда и ни за какие минутные выгоды… идеей великой неделимой России». Он отклонил предложение Карла Маннергейма двинуть 100-тысяч-ную финскую армию на Петроград в обмен на признание независимости Финляндии. Для планов Черчилля разрушить Россию Колчак представлял реальную опасность. Отвергнув предложение союзников о взятии золотого запаса под международную опеку: «Я вам не верю. Золото скорее оставлю большевикам, чем передам союзникам», Колчак подписал себе приговор. Генерал Жанен приказал выдать его большевикам. Не исключено, что таковым было решение Черчилля. Вместе с председателем Совета министров правительства при Верховном правителе В. Пепеляевым, Колчак был расстрелян без суда.

Дитерихс после убийства Колчака, 23 июля 1922 года, на Земском Соборе во Владивостоке был избран Правителем Дальнего Востока и Земским Воеводой — командующим Земской ратью. Он в том же году издал во Владивостоке книгу в которой обвинил в убийстве императорской семьи евреев (Дитерихс М.К. Убийство Царской Семьи и членов Дома Романовых на Урале.–Владивосток.–1922). После победы большевиков, Дитерихс был вынужден эмигрировать в Китай. Охота на бывших руководителей Белого движения продолжалась большевиками даже в эмиграции, но Дитерихса и Деникина они не тронули. Многие тайны истории остались не освещёнными и постепенно исчезают в реке забвения Лете.

В октябре 1999 года министерство иностранных дел Англии передало России копии 38 документов на 779 листах: сообщения английских спецслужб и дипломатических представительств из Москвы, Екатеринбурга, Архангельска, Берна, Пекина о гибели членов царской семьи в Екатеринбурге, Алапаевске и Перми; документы отражающие позицию британского парламента и короля Георга V в отношении происшедших в России событий; донесения с приложением копий отчета о предварительном расследовании обстоятельств расстрела Николая II… Однако по вопросу «Кто дал на это санкцию?» никаких документов не было представлено. «О чём невозможно говорить, о том следует молчать» (Ludwig Wittgenstein. Tractatus Logico-Philosophicus. Kegan Paul, 1922). Найденные Соколовым перед смертью улики бесследно исчезли.

Возможность получения большевиками санкции на уничтожение императорской семьи от Черчилля никем не рассматривалась. Однако, не случайно слухи об убийстве российского императора охватили Европу задолго до его гибели. Пример тому телеграмма из датской газеты «National Tidende» Ленину от 16 июля 1918 г., император в это время был живой: «Lenin. Member of the Goverment. Msk. Rumour here going, that the exszar has been murdered. Kindly wire facts. National Tidende» (Ленину, члену правительства, Москва. Здесь ходят слухи, что бывший царь убит. Пожалуйста, сообщите фактическое положение дел. National Tidende).

Англичане, забыв о том, что большевистская партия создавалась в Лондоне, официально считали врагами большевиков. Их связь тщательно и умело скрывалась обеими сторонами. В своих речах Черчилль усердно клеймил большевиков: «Большевистская тирания – самая страшная в истории человечества, самая разрушительная и постыдная», а Ленин в своих без устали клеймил англичан. Однако, не всё удалось скрыть. Подтверждением наличия английской санкции на убийство императорской семьи является последовавший после убийства императора Николая II, членов его семьи и ближайших родственников, как только это известие достигло Лондона, выход из состава кабинета лидера Лейбористской партии Великобритании Артура Гендерсона «в знак протеста против политики, которую правительство проводит по отношению к России».

Черчилль не брезгуя ничем стремился воспрепятствовать восстановлению Российской империи и необходимости возврата принадлежащих ей ценностей, а также выполнения взятых перед ней Англией союзнических обязательств. Часто о своих действиях в России он даже не информировал ни премьер–министра, ни короля. «Что касается того плана, который предложен им в качестве альтернативы, то я надеюсь, что Черчилль не вовлечет нас ни в какие дорогостоящие операции, которые повлекли бы за собой большие затраты людьми или деньгами» (телеграмма Ллойд–Джорджа Керру от 16 февраля 1919).

Лидеры большевиков официально считались агентами Германии потому, что германские власти щедро финансировали созданную и тайно опекаемую англичанами большевистскую партию. Германия стремилась с её помощью вывести своего главного противника Россию из войны. Российские большевики получили от германского министерства иностранных дел с 1914 года до конца 1917 года средства в виде наличных денег и оружия на сумму 26 млн. райхсмарок, что соответствует сегодняшним 75 миллионам евро («Die gekaufte Revolution – Wie Kaiser Wilhelm II. Lenins Oktoberrevolution finanzierte». Der Spiegel. 16 Dezember 2007). Во время официального визита в Смольный личный представитель президента США Вудро Вильсона журналист Эдгар Сиссон заметил во дворе никем не охраняемые деревянные ящики из которых торчали папки с документами. Ночью вместе с помощниками он похитил часть этих документов и вывез их в США. Документы доказывающие связь большевиков с германскими спецслужбами были переданы правительственному Комитету общественной информации и, после подтвердившей их подлинность экспертизы, опубликованы в США в октябре 1918 года. То, что большевики, которые всегда очень тщательно оберегали свои секреты, позволили Сиссону так легко украсть компрометирующие их документы, говорит о том, что это было сделано преднамеренно в соответствии с указаниями Лондона. Доказанная документами связь большевиков с немцами позволила полностью скрыть связь большевиков с создателями этой партии – англичанами и создать соответствующее общественное мнение не только в США, но и в других странах.

Несмотря на множество различных исследований, большинство обстоятельств убийства российской императорской семьи до настоящего времени не известны.

(из книги Бориса Брин «Черчилль. Чины и деяния, книга первая»)