Listed are the most recent articles. We have more archived.

Read Archived Articles

From the Blog

ИСТОРИЯ ОДНОГО РАНЕНИЯ

Andrey Siedelnikoff

Этот очерк, написанный на основе событий из жизни уроженца центральной Украины и многолетнего резидента Мичигана, ветерана ВОВ Михаила Абрамовича Мазура, посвящён 75-летию Курской битвы (5 июля – 23 августа 1943) и призван напомнить, что даже незначительный вклад в правое дело по сути своей уже сокровище.

Read More

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ АСТРОЛОГИЯ

Рубрику ведет Анна Фалилеева, профессиональный астролог авестийской школы П.П.Глобы, писатель и парапсихолог, член Международного Общества геокосмических исследований

Read More

Найти мужа с помощью энергии камней?

Мы так долго ждали весну и так сильно соскучились по теплу, легкости, флирту и новым впечатлениям! Я это состояние замечаю по тем настроениям с которыми девушки обращаются в последние недели ко мне с просьбой подобрать правильные камушки. Вот такой интерес к одной и той же теме натолкнул меня написать обобщающую информацию, которая поможет сейчас очень многим.

Read More

Разоблачение чернобыльских мифов

Вот уже более 30 лет бродят по страницам больших и малых газет, и по просторам Интернета «правдивые» рассказы о чернобыльской трагедии, произошедшей 26 апреля 1986 года. Одной из таких историй стал растиражированный по всему миру рассказ некоего проживающего в Брюсселе автора Джеремая Жака (Jeremiah Jacques) о подвиге троих специалистов АЭС, ценой своей жизни спасших весь мир от вселенской катастрофы. Суть в том, что, как пишет всезнающий автор, «…В первые дни после взрыва активная зона взорвавшегося реактора все еще плавилась. Ядерная реакция продолжалась с ужасающей скоростью. Под тоннами расплавленного ядерного материала находился резервуар с двадцатью тысячами тонн воды. Единственное, что отделяло ядро плавящегося реактора от воды, была толстая бетонная плита. Плавившаяся активная зона медленно прожигала эту плиту, спускаясь к воде в тлеющем потоке расплавленного радиоактивного металла.

Read More

ПОЮЩИЙ ДОКТОР

В благодарность самоотверженным людям, охранившим Землю от безумной ярости нацизма, мы посвящаем эту статью. Столько слов о них написано, столько песен спето! Жернова войны перемололи многие-многие судьбы, о которых недопустимо забывать и в наш век.

Евгения Самойловна Ривилс одна из них. Врач, ветеран, иммигрант, долгожитель ‒ она прошла долгий и трудный путь. Тем более вдохновляет наблюдать искорки радости и озорства в глазах этого светлого человека. Тем более удивительна её богатая память, в которой, кажется, уместились все стихи, прочитанные ею за девяносто восемь лет земного срока.

Помощь больным и раненым стала когда-то её призванием. Теперь же она целиком принадлежит свои близким. Она бодра и шутлива, она не прочь поупражняться в поэзии и погрузиться в былые дни художественной самодеятельности. Она приятный собеседник, который открыто (но не без скромности) разделит с читателями историю своей жизни.

– Евгения Самойловна, поделитесь с нами воспоминаниями о детстве.

– Я родилась в Тирасполе в 1920-м, через три года после революции. Это было время разрухи и голода, а у родителей, помимо меня, три дочки: два годика, четыре и шесть. Мама однажды просила папу раздобыть четвертушку молока, иначе мне грозила смерть, а он ответил: “Умрёт так умрёт. Дома ещё трое голодных”.

Теперь, когда мы всей семьёй садимся за праздничным столом, я всегда поднимаю первый тост за Америку. Ведь в двадцатом году Соединённые Штаты открыли в Тирасполе столовую для малоимущих, где маме давали питание на меня и сестричек. Это спасло мою жизнь.

– На кого Вы учились и кем работали потом?

– В тридцать девятом году я поступила в Одесский мединститут. Мечтала стать детским врачом ‒ всё хотелось, чтоб дети были счастливые…

Отучилась два года; когда перешла на третий курс, началась война. Пришлось срочно эвакуироваться из Одессы в Алма-Ату. Там я закончила обучение и была отправлена на 1-й Украинский фронт.

– Вы уже тогда занимались творчеством?

– Я руководила самодеятельностью у себя в поликлинике. Могла и сочинить что-нибудь. А в армии меня называли “поющий доктор”. Выхожу я порою из операционной усталая, и тут во мне появляется военный мотив…

На 1-й Украинский фронт, во Львов (его тогда только полгода как взяли), привезли семьдесят девушек-медиков. Нам велели явиться на следующее утро в военкомат, чтобы получить назначения. Утром выяснилось, что шесть фамилий остаются во Львове, в том числе моя.

Я пришла в госпиталь 5777, а начальник госпиталя и говорит: “Молодой врач, как чудесно! Видите здание школы напротив? На втором этаже лежат раненые. Идите познакомьтесь, я скоро буду”. Раненых была масса, везде двухъярусные койки. Мне стало ясно, что работы предстоит много…

Внизу начальник госпиталя собрал медсестёр и спросил у них, может ли кто-то организовать развлекательное мероприятие для раненых. Тут вызвалась я. Ещё несколько медсестёр согласились участвовать, и вечером в клубе прошёл концерт. Потом начальник госпиталя присел рядом, поцеловал меня в щёчку и сказал: “Молодец, молодой доктор!” Так я начала художественную деятельность.

– Я слышал, что Вы познакомились со своим будущим супругом именно там…

В одной из незаселённых львовских квартир наш госпиталь оборудовал кухню. В час дня мы ходили на обед, а в семь ‒ на ужин. Звонит мне как-то один капитан: “Доктор, Вы пойдёте обедать?” Отвечаю: “Пойду”. Вместе пообедали. Звонит опять тот же самый капитан: “Доктор, Вы пойдёте ужинать?” Отвечаю: “Пойду”. Вместе поужинали. Буквально через пару дней мой знакомый Йосиф (он числился в госпитале массажистом), предупредил: “Доктор, знайте, что у капитана, который за вами ухаживает, жена и ребёнок в тылу. Будьте осторожны!”

Тем же вечером Йосиф провожал меня домой через сад: одной рукой держал моё плечо, а другой ‒ пистолет наготове. Я поинтересовалась: “Зачем пистолет?” А он: “Бандеровцы в округе бродят, наших убивают”. По дороге Йосиф рассказал мне, что никакой не массажист, а ещё до войны окончил институт и у него военная специальность артиллериста. К Новому году мы поженились, и прожили тридцать девять счастливых лет.

Умер муж внезапно. Во время Курской битвы он получил такое ранение, от которого обычно не возвращаются с поля боя. Снаряд попал ему в тазобедренный сустав, раздробил кость, прошёл внутрь ‒ и удалить его было нельзя. Хирурги решили под контролем рентгена следить за этим снарядом: операция могла привести к смертельному кровотечению. Полгода Йосиф лежал в гипсе и затем ещё полгода вставал на ноги. Тогда всё обошлось…

После войны он работал главным конструктором на военном заводе. Очень толковым был! И вот в один прекрасный день, самый коварный день в жизни, ему ни с того ни с сего сделалось плохо в метро, и он попал в госпиталь. Я вела утренний приём в поликлинике, когда мне сообщили об этом. Врач заверила, что ЭКГ Йосифа в норме и нужно просто понаблюдать за его здоровьем несколько суток.

В обед мы с дочкой Милой пришли проведать его и покормить, но Йосифа уже не было. Впоследствии у него обнаружили тромб… Разумеется, это донеслось эхо войны.

– Расскажите подробнее о послевоенной жизни.

– Я проработала почти сорок пять лет участковым врачом. Приходилось брать сазу два участка, чтобы денег хватало: платили нам совсем мало. Однажды я возвращалась ночью домой, и меня попытались ограбить бандиты. Они выхватили у меня сумку, но, увидев в ней стетоскоп, отказались от своей затеи. “Да она врач, с неё и взять-то нечего!” ‒ воскликнули они.

– Много ли советских людей, по-Вашему, верило в светлое будущее по пути коммунизма?

– Это сложный вопрос. Каждая семья строила свои собственные планы, но, конечно, верили. Мы все верили!

– А когда Вы улетели в Америку?

– В девяностом году, прямо перед распадом Советского Союза. Мы добирались сюда несколько месяцев через Австрию и Италию. Помню, я плакала от изобилия продуктов на европейских прилавках…

– Тяжело осваивались на новом месте?

– Я была без языка… но прожили! На первых порах государство очень помогало. Нас поселили в квартиры по соседству со своими. Каждому выплачивалось пособие, выдавались фудстемпы. Лично я довольна Америкой!

– Приходилось ли выступать перед здешней русскоязычной публикой?

– Да. Среди иммигрантов, прибывших с нами в одной волне, было человек двадцать пять ветеранов. И мы всей компанией ездили на отдых во Флориду. Там я устраивала вечера.

– Евгения Самойловна, напоследок раскроете нам секреты долгожительства?

– Никаких секретов нет, дорогой мой. Так само получилось. Может быть, всё дело в активности. А вообще, я люблю шутить и никогда не горюю!

АСТРОЛОГИЧЕСКИЙ ПРОГНОЗ НА МАЙ 2018 ГОДА

В первой половине мая хорошо осуществлять переговоры, собираться в путешествия, вести переписку, заниматься документами, переговорами и финансовыми делами. В это время хорошо закладывать цикл обучения чему-то новому, находиться за рулем, в самолете, перемещаться. Следует проявлять интерес к передовым технологиям, современной электронике и средствам связи. Это хорошее время для покупки нового компьютера или телефона. Для тех, у кого много долгов, возможно неожиданное решение финансовых проблем.

Read More