ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА: Творчество наших читателей

Маргарита ЯРЫГИНА-ЛАЗАРЕВА

Сын Земли

RitaPortretОн – олицетворение вечной молодости нашей планеты.

С.П. Королев

Так улыбаться мог лишь он один!

Когда вернулся, облетев планету,

И мир весь на руках его носил.

Он разделил со всеми радость эту!

Кто он? Из Клушино?! Крестьянский сын.

Рос на земле – душа стремилась в небо.

Мальчишкой звёздные он видел сны,

И рвался ввысь, за облака, где небыль!

 

Он верен был себе, шёл за мечтой,

И знал, что полетит, ведь он – Гагарин.

Достиг он цели, избран был Судьбой,

Не князь, не граф – простой советский парень.

 

Не первый – средний был в большой семье.

А уж какая им досталась доля…

Да разве позабудешь о войне,

И сбитый самолёт на русском поле?

 

И в той кабине, взявшись за штурвал,

Забыв о немцах, обо всём на свете:

«А я лечу! – он другу закричал –

Давай ко мне, и полетели вместе!»

 

Он стáтью был в отца, улыбкой – в мать.

И так хотел увидеть Землю сверху!

Ну кто мог запретить ему мечтать,

Кто нашим мыслям производит сверку?

 

Перед полётом в космос крепко спал.

Что снилось, может, вспоминает?

На старте – сбой, он ждал и напевал:

– А Родина слышит, Родина знает…

Господень Промысел непостижим,

Неведома Его Святая Воля.

А выбор сделал Королёв, решил:

– Летит Гагарин! – выслушали стоя.

 

Вернувшись, он сказал друзьям потом:

«А космос – это вспаханное поле,

Засеянное звёздами – зерном».

И выпала ж ему такая доля:

 

 Когда он приземлился, то упал

На поле. Он, вернувшийся с орбиты!

И первые земляне, кто встречал –

Телёнок, баба Аня с внучкой Ритой.

 

Ему лишь двадцать семь, а он – герой!

Кто мог ещё нести такую славу?!..

Распоряжаться не дано собой,

Он Сын Земли, почёт ему по праву.

[ File # csp3323250, License # 1306041 ] Licensed through http://www.canstockphoto.com in accordance with the End User License Agreement (http://www.canstockphoto.com/legal.php) (c) Can Stock Photo Inc. / LoopAll

Его с машиной на руках носили,

Хотели прикоснуться, он – кумир…

А в космос его больше не пустили.

 

Он – Первый, невозможно рисковать.

Приёмы, интервью, банкеты, встречи,

А он хотел быть в небе и летать.

Об этом не могло быть даже речи.

 

Он навсегда остался молодым!

Таким его запомнила Планета –

Улыбчивым, открытым и живым.

И к нам летит души его луч света.

Кто ты, Симон Киринейский?

И когда повели Его, то захватив

некоего Симона Киринеянина, шедшего

с поля, возложили на него крест, чтобы

нёс за Иисусом.

От Луки 23, 26

Клонился к завершенью день.

Шёл с поля Симон Киринейский,

Услышал шум – вопила чернь:

“А ну вставай, Царь Иудейский! ”

 

«С утра в трудах, я так устал…

И ломит тело, ноют ноги,

Скорей пройти!» А Тот лежал,

Придавленный крестом к дороге.

 

« Преступник, осуждён на смерть,

Он весь в крови, избит, изранен.

Страдалец!» Засвистела плеть.

Вдруг окрик: “Эй, киринеянин,

Поди сюда! Вот крест, неси!

Да помоги Ему подняться…”

Дорога в гору: « Где взять сил?!»

Толпа галдит, ей не уняться:

«Спасал других, спаси Себя!»

«Так ты, Христос из Назарета!?

Вчера народ встречал тебя,

Теперь поносят несусветно.

Вот люди – слава, суета…

Ты им добро – в ответ глумленье»…

 

А Иисус молил с Креста:

«Прости им, Отче, преступленья!»

 

И не ушёл, встал у Креста.

Так кто он – Симон Киринеин?

Его Господь из всех избрал …

И он – прообраз иерея.

 

Василий ВОРОНЦОВ

Наш Век

VoroncovVasilyВек мысли, неужели вновь

Ты не придёшь измученной России,

Когда устанет в наших жилах кровь

Дрожать, подвластная стихии.

В объятьях непонятной тьмы,

От Запада идущей и Востока

Субстанцией мятежной пустоты

Заблудшего сознанья издалёка.

Смешались представления времён

В поток убийства и разврата,

Любовь исчезла, как забытый сон,

А без неё не видим даже брата.

Что нам делить, – Земля у всех одна,

И жизни миг, как вспышка во вселенной,

В любом из нас рождается душа

На век всего счастливой и нетленной!

 Время

Наполнить время содержаньем,

А, может, – просто жизнь пройти,

Не видя тайны мирозданья

И то, что значит на пути…

Что дарит ясная погода

Цветущей радужной весной

Или осенняя природа,

Являясь музой золотой.

Ночной порой на склоне лета,

Дни вспоминая в тишине,

На миг узнав в себе поэта,

Подумать мельком о зиме…

Погожим утром любоваться

Восходом тёплым над рекой, –

Душой открыть, – всё может статься,

Если идёшь своей тропой,

По траектории воздушной,

Воспринимая жизнь как сон,

Чтобы смириться равнодушно

С закономерностью времён…

 

Русь

 

Русь,- извечная печаль,

В зимних сумерках седая,

Убегающая в даль,

Словно тройка удалая.

В снегопады и метель

Полем мчишься среди ночи,

Мимо бедных деревень,

Что ты им во тьме пророчишь?

Поступь лёгкая сильна,

Рысь привольная, как ветер,

Прикусивши удила,

Забываешь всё на свете.

Грусти светлой не тая,

Целиной летишь не зная,

Кем написана судьба

Беспокойная такая…

 

Юрий ЗАХАРОВ

На острове Валаам

YuryZakharovСкрипит швартовный трос тоскливо

И прядки от старанья рвёт,

Волна, как мальчик шаловливый,

Настойчиво стучится в борт.

Она ласкает спящих чаек,

Срывает пену у волны,

Она баюкает, качает

И сторожит туристов сны.

Глядит сосновый лес печально

На одинокий теплоход,

Застрявший в шторм совсем случайно

В объятьях неспокойных вод.

Штормит за Никоновской бухтой,

(А шторму неизвестен срок…)

Край дивный, словно буйный дух там

Или укромный уголок…

Грохочет Ладога, белея,

И горизонт грозится нам.

Лишь улыбнулся их затеям

Всегда суровый Валаам.

Как будто кланяются Небу

И церковь, и поклонный крест,

Часовенка, скит островерхий –

Хозяева всех здешних мест.

Их не пугает непогода,

Здесь море – так пускай штормит…

Зато в другое время года

Здесь царский, распрекрасный вид.

Здесь склоны падают отвесно,

По ним стволы деревьев ввысь,

Обнявшись со скалою тесно,

До неба свечками взвились.

Всегда спокойные озёра

Глядят на скалы свысока

И в затуманенных их взорах –

Не штормы, а покой – века.

Вокруг симфония морская,

Здесь тишина покой, уют,

Барашки ветер не срывает

И в штормы не играют тут.

Крест отразится в тихой глади,

Лишь небо станет посветлей…

 

Пускай со штормом не поладил,

Но Валаам мне стал милей.

Лицом к природе

Ворона и лисица

Над скошенным ржаным полем, неподалёку от потемневшей скирды соломы, кружила ворона. Кружила бесшумно, словно кого-то выслеживала. Наконец она ринулась к земле, чуть коснулась крылом стерни, что-то схватила и медленно полетела низко над полем. В бинокль я разглядел у неё в клюве мышь.

Не успела ворона набрать высоту, как из-за скирды ей вдогонку метнулась лисица.

  • Хррр-р-ру! Хрр-р-ру! – захрипела от неожиданности ворона, шарахнулась в сторону, бестолково забила крыльями и выронила мышь.

Получилось, как в басне Крылова. Только не от лисьих похвал, а с перепугу ворона раскрыла клюв и осталась без еды.

Лисица тут же подхватила мышь и шмыгнула за скирду.

А ворона долго не могла успокоиться. Она металась над полем, и в её простуженных, хриплых криках мне слышалось возмущение и жалоба на лисью хитрость и вероломство.

Вадим БУРЛАК

Пикировщик

На ежедневной спортивной прогулке ярким солнечным днём шёл я по довольно широкой асфальтовой дороге, проходившей меж жилых домов сабдивижена (мини-посёлок частных домов). Метрах в пятнадцати впереди белка шустро перебегала дорогу. Вдруг, прямо над моей головой на неё под углом молниеносно спикировал ястреб. Видно, он пикировал с учётом упреждения на её скорость бега, но не сообразил молодой, что атакует со стороны солнца. Как только перед белкой на асфальте появилась тень, она остановилась как вкопанная, и ястреб, громко чиркнув когтями по асфальту перед её носом, вынужден был лететь дальше, уходя на новый круг.

Белка же сначала от страха прижалась к земле, потом встала на задние лапы, посмотрела вслед ястребу, и, как мне показалось, укоризненно покачала головой (мол, дурак ты ещё неопытный, лети – тренируйся!). А потом не торопясь побежала в укрытие под разлапистую ёлку.

Меня здесь, в окрестностях Детройта, искренне удивляет вот это гармоничное соседство с людьми дикой природы прямо среди жилых домов в очень небольших участках деревьев и кустарников. В прошлом году, катаясь на велосипеде, я чуть не наехал на красавицу-лису, которая не торопясь, трусцой перебегала дорогу. А недавно мы с женой, тоже на прогулке, встретили целое семейство из восьми косуль. Косуль, бурундуков, енотов и даже змей встречаем часто, особенно в парках.

Жаль, что для диких животных всё меньше остаётся на Земле безлюдных мест.

Борис САЛОВ