Конец «Пражской весны»

Уже целых 50 лет отделяют нас от тех драматичных дней августа-сентября, когда произошли известные чехословацкие события, завершившие «Пражскую весну». А начиналось это так…

В феврале-марте 1968 года в Чехословакии началась своеобразная идеологическая перестройка, получившая название «Пражская весна». Новое руководство республики во главе с А. Дубчеком провозгласило курс на «социализм с человеческим лицом». В рамках этого курса планировалось: отмена цензуры, создание оппозиционных партий, проведение более независимой внешней политики. Но такая политика не могла понравиться Москве, которая считала, что это может привести к расколу социалистического блока. В течение нескольких месяцев был проведён ряд встреч на высшем уровне делегаций Москвы и Праги, но эти переговоры практически ни к чему не привели.

Поэтому было принято решение ввести в Чехословакию войска стран Варшавского договора, для того, чтобы сменить руководство республики. По команде из Москвы началась операция «Дунай». В ночь на 21 августа войска Советского Союза, Польской Народной Республики, Германской Демократической Республики и Венгерской Народной Республики перешли границу Чехословацкой Социалистической Республики и оккупировали всю страну. В течение нескольких часов войска захватили все основные объекты на территории Чехословакии. Чехословацкая армия сопротивление не оказывала. Но простые граждане оказывали пассивное сопротивление: перегораживали улицы, устраивали сидячие демонстрации…

Первый секретарь Центрального комитета Компартии Чехословакии Дубчек, Председатель Национального собрания Сморковский, Председатель «Национального фронта чехов и словаков» Франтишек Кригель, руководитель идеологического отдела ЦК КПЧ Шпачек были арестованы в здании ЦК, которое было окружено советскими войсками. Таким образом, руководство Чехословакии было полностью изолировано от внешнего мира.

Некоторые подробности этих событий мне рассказал потом мой друг детства Валерий Смотров, проходивший срочную службу в воздушно-десантных войсках и принимавший участие в пражской операции:

– Наша воинская часть дислоцировалась в литовском городке Капсукасе (ныне Мариямполе) недалеко от советско-польской границы. Естественно, именно нас около полуночи подняли по тревоге и первым эшелоном воздушного десанта отправили в Чехословакию. Перед посадкой в самолёт замполит части провел нам политинформацию. Сказал, что обстановка в западной части Чехословакии очень тревожная – к границе с территории ФРГ подтянуты крупные танковые соединения Бундесвера, готовятся к вторжению. Ситуация осложнена тем, что внутри братской Чехословакии образовалась «пятая колонна», руководимая предателями, засевшими в аппарате ЦК КПЧ. Наша задача – обезвредить «пятую колонну» и предотвратить нападение германских реваншистов на мирный братский чехословацкий народ.

Десантироваться на парашютах нам не пришлось, так как была блестяще проведена операция по захвату пражского аэропорта. Советский большой транспортный самолёт, подлетая к Праге, запросил у диспетчеров разрешение на аварийную посадку. Получив разрешение, сел и подрулил прямо к зданию аэропорта. Из всех дверей и люков стали выскакивать вооружённые солдаты и занимать все служебные помещения и взлетно-посадочные полосы. Через 10 минут в эфир пошло сообщение о том, что «Прага ждёт гостей», и один за другим стали приземляться самолёты с солдатами и техникой. Советские десантники высадились в аэропорту в 2 часа ночи, а уже к 5:30 все районы и административные здания Праги были блокированы.

Задачей нашего подразделения был захват здания Агентства ЧТК (Československá Tisková Kancelář – Чехословацкое телеграфное агентство. ЧТК — основной источник внутренней и международной информации для газет, радио, телевидения). Мы-солдаты ни адресов объектов, ни подробностей приказов командования не знали, это всё знали только офицеры. Наш бронетранспортёр остановился у какого-то дома, прозвучала команда: «Все – вперёд на захват дома! Стрелять только в самом крайнем случае – при отражении вооружённого нападения на вас, на провокации не поддаваться! Закрытые двери взламывать!» Правда, никаких дверей взламывать не пришлось. Все помещения стояли открытыми и рабочие места – брошенными. Особенно нас впечатлил местный бар для сотрудников. Такого красивого интерьера и разнообразия спиртных напитков мы ещё никогда не видели. Жаль, что командир роты всех нас оттуда сразу же выгнал и поставил у дверей часового.

В общем, пока была ночь, всё проходило довольно спокойно. А вот днём по городу проезжать в БТРе или в кузове грузовика было очень некомфортно. Мы, действительно, не понимали, почему на улицах Праги нас встречают не цветами, а камнями и арматурой. Неужели так много ополченцев в этой самой «пятой колонне»? Собравшиеся толпы «контрреволюционеров» выкрикивали: «Оккупанты, убирайтесь домой! Вы действуете как фашисты!» Иногда приходилось давать очередь из автомата в воздух. Люди, разбегавшиеся от стрельбы, потом возвращались к советским БТР и разговаривали с солдатами. Многие хорошо говорили по-русски. На политзанятиях нам объясняли, что мы будем защищать чехословацких братьев от германских фашистов. Наши аргументы, что мы не желаем братскому народу ничего плохого, что мы просто опередили войска НАТО от вторжения, и нет никакой аналогии с оккупацией немцами в период Второй Мировой войны, мы, кажется, вполне убедительно им это доказывали. А они, в свою очередь, нас уверяли, что ничего не имеют против нас, и просто хотят спокойно жить, чтобы им никто не мешал и не навязывал своей идеологии. Поэтому, разговоры с чехами были для многих из нас открытием и буквально шоком. Собственно, именно поэтому советские воинские части были в максимально короткие сроки выведены из Праги в близлежащие леса – подальше от разговоров с жителями города.

 

В начале сентября операция «Дунай» завершилась и войска стран Варшавского содружества были выведены из Чехословакии. Новым президентом стал национальный герой Чехословакии Людвиг Свóбода. Генеральным секретарём ЦК КПЧ был избран Густав Гусак. Экономическое состояние страны, при помощи СССР, стало заметно улучшаться. Но трещина в отношениях двух социалистических государств, возникшая в дни убивания «Пражской весны», со временем продолжала увеличиваться.

Нашим ребятам – солдатам и офицерам – не в чем себя винить. Они выполняли приказ.

Но, и гордиться тут нечем…

БОРИС САЛОВ